Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

я

Добро пожаловать!


В наш Терем-Теремок в деревне Кесалон!

Жители Теремка:
~ Хаим - 13 лет
~ Мойше 15.5 лет
~ Йосиф 18 лет
~ Эстер 18 лет
~ Мара (Мирьям) Пинто 24 года
~ Дора 26 лет, её муж Яков Леви и дочки Хая и Батья

а также,
~ папа Саша 48 года
~ мама Яна, такая же молодая
берет

О самом важном

Я стремительно летела вниз по крутой светящейся горке. Долетев до самого её конца, я остановилась.
Я ощущала в себе невероятную любовь. Точнее, я сама была сгустком любви. У меня не было тела, но тем не менее я существовала. Я была собой, и единственное, что я ощущала, были любовь и приятие. Всех и всего в мире.
Я летела над Иудейскими горами, над лесом и дорогой, ведущей в нашу деревню, я видела всех её жителей, я видела всех людей на планете. И любила всех их вместе и каждого в отдельности. Только любила и больше ничего.
Я пребывала в состоянии полной эйфории. Мне было невероятно, неописуемо, сказочно хорошо. Я была полностью счастлива и вся состояла из любви. Я была самой любовью.
Я чувствовала лёгкость, отсутствие границ, я пребывала в состоянии абсолютного счастья и умиротворения. Весь мир и все люди в нём были прекрасными. Я принимала всех.

Collapse )
берет

Два дня

.
Два бурных, переполненных до краёв, дня.

Долгая дорога с Голан в центр. Два часа в Петах-Тикве. Зной, асфальт пышет жаром.
Тель-Авивский университет. Зелёный оазис среди асфальтовой пустыни и бетонных скал.
Музей еврейского рассеяния. Макеты синагог разных стран мира. Ашкеназы, сефарды. Еврейский юмор. Кофе.
Встреча на стоянке. "Эйфо дедушка?", бутерброды на занятия, погрузка в машину, мальчик, девочки, детские кресла, сок, бананы.
Парк аЯркон в Тель-Авиве. Муж, сын, внучки. "Бабушка, я хочу кушать!", "Матай анахну олхим лирот уточки?", "Лама Йосеф ло ба?", "Сафта, сафта!", "Мама, когда мы уже поедем?", "Яна, ты говорила сегодня с детьми?" "Гдолим", ещё раз "гдолим", какашки, бумажки, штанишки, коляски, "на ручки". Песок, горки, воздушный шар над деревьями, сумасшедшие электровелосипедисты, озеро. "Линок!", настойчивая ручка под кофтой, засыпание у груди.
Ворота университета. "Яна, какие у вас планы на завтра?", высыпанный на асфальт плеймобиль, еда на дорогу, "Пока, Хаим! пока, бабушка!"
Спящий Ганей-Авив, неспящая мама, суп, душ, упасть и забыться, час ночи, Надя, Тетиев, заглянуть в глубину веков.
Утро, Саша, вокзал, упасть обратно в кровать, звонок от фермера, Кфар Труман, мешок муки с мельницы, бачки с оливковым маслом, текущие мёдом финики, заправка, теплица, радуга в горшках, Ганей-Авив, столб к шелковице, молоток, компьютер, овощи с грядки, разговор с дядей, звонок от сестры, погрузка в машину, дорога.
Тель-Авив. Жара, стоянка, встреча. Ощущение нереальности. Полёт во времени. Волны любви.
Петах-Тиква. Диван и кресло на тратуаре. Спустили сверху? Спасибо в небо. Дядя. И дядя. Двое. Вдвоём. Чудо. Ощущение вне времени. Стройка, прохожие. Родные глаза, руки. Слова, взгляды. Хаим с телефоном-фотоаппаратом. Одесса, рождение, смерть, младенец, старик. Пейсы, Талмуд. Ломоть домашнего хлеба.
Расставание. Тель-Авив. Усталость. Ожидание. Тетиев, Ясногородка. Заправка. Кофе. Серое лобовое стекло. Надо было помыть. Капли дождя. Спасибо в небо.
Дорога на север. Полёт. Разговор с сыном.
Йокнеам. Саша. Взрослая дочь. Рядом с ней. Огурцы, суши. Машина.
Голаны, серпантин, письмо, луч вглубь веков, дом. Ветер. Взрослая дочь. Сыновья. Печёная картошка, веганские блинчики. Упасть и забыться. Метрические книги, ревизская сказка. Имена, фамилии, евреи, евреи, евреи. Ветер, ветер, ветер.

берет

* * *

.
Новый этап жизни. Начала общаться с архивами. Давно предвкушала это. Но вот начала только сегодня. Главное в любом деле - сделать первый шаг. Потом мир распахивается тебе навстречу.

Нахшон Бэн-Аминадав первым вошёл в море, за ним пошли другие евреи, и воды морские расступились перед ними, дно моря стало сушей и перед вышедшими из Египта евреями открылся широкий проход.

Эта история про праздник Песах. Мы его сейчас семьёй и всем народом отмечаем. И в подробностях вспоминаем и рассказываем своим детям, как всё происходило. Как пришли наши предки в Египет, как стали там рабами фараона, как прошли два столетия рабства, как были освобождены рукой Всевышнего, как спешно пекли лепёшки в дорогу, как шли по пустыне. Про всё и про всех вспоминаем. Такая у нас традиция - помнить и знать историю своего народа.

И мне сложно было ответить на вопрос на курсе по генеалогии "зачем?" И стимул для изучения истории своей семьи и своего народа мне не нужен. Потому что стимул - это металлический наконечник на шесте, которым погоняют раба. А я - свободный человек. И Пасхальная агада напоминает мне об этом каждый год.
.
берет

Я вернулась домой

.
Теперь, когда я снова вплотную занялась историей моей семьи, я поняла, как крепко сидел в моём сознании образ традиционного еврейского семейного уклада.

Когда мне было лет 15, я прочла воспоминания старшей сестры моего прадедушки об их жизни, родных, обстановке дома, о работе, праздниках и буднях. Потом был бурный период моей собственной жизни, и к этой теме я вернулась только через несколько лет, когда у меня уже была своя семья и двое детей.
Дальше снова последовали годы, до краёв наполненные событиями: рождениями детей, прощаниями с близкими, переездами и бесконечной работой по дому.

Сейчас я вынырнула, отдышалась и почувствовала: вот! самое время вернуться к исследованию семейной истории, снова начать общаться с родственниками, живущими по всему миру, познакомиться с до сих пор неизвестными мне людьми, систематизировать все имеющиеся документы и фотографии, начать составлять свои воспоминания и листать ветхие страницы архивных записей.

И, как это всегда бывает в жизни, Вселенная сразу же откликнулась на мой запрос и привела меня в блог Лены Хэрмэнс, а потом и на её курс "Вперёд в прошлое". Вскоре состоялось моё знакомство с Верой Назаровой, и я стала счастливой обладательницей её уникальной книги о Глухове, где упоминаются мои родственники. И буквально на днях я побывала на блистательной лекции Нади Липес и заполучила необычайно ценную для меня книгу о советской архивной системе.

Размышляя о моих далёких и близких предках, о всех, живших когда-то родных, мысленно рисуя перед собой картины их жизни, читая старые письма и воспоминания, вглядываясь в лица на старых снимках, я поняла, что мне посчастливилось вернуть недостающие кусочки мозаики и дополнить цельную картину. Я поняла, что на мне "замкнулся круг", всё вернулось на свои места.
Через несколько десятилетий ко мне тянулся мостик от тех людей, которые жили когда-то. Это они передали мне свою веру, традиции, семейный уклад, любовь к земле, к ручному труду. Я поняла, что представления о доме на земле, о супружестве, о детях "мал мала меньше", о традициях моего народа, о плодовом саде, о домашнем хлебе и главное - о мечте "в следующем году - в отстроенном Иерусалиме", я получила в дар от них. Это они так жили: молились в синагоге, накладывали тфилин, набросив на плечи талес. Это они оплакивали разрушение Храма, зажигали субботние свечи, пекли мацу на Песах, танцевали со свитками Торы в Симхат Тора. Это они рожали и растили детей, благославляя Всевышнего за появление каждого ребёнка.

Благодаря всем этим людям, моим предкам, которые не свернули с нелёгкого пути, указанного им Всевышним, не крестились, не вступили в брак с другими, не забыли Иерусалим, я ЕСТЬ.
Благодаря им, мне не пришлось стоять перед мучительной дилеммой "кто я такая" и выбирать, какой стул мягче. Это было сурово: в шестнадцать лет пойти в ЗАГС и получить паспорт с клеймом "еврейка" без всякой возможности выбора. Но в этом была ясность: я такая, другая, чем все, и мне только предстоит выяснить, какой же смысл заключается в этом, почти непроизносимом, слове.

С тех пор прошло 30 лет. Я чувствую невидимую, но неразрывную связь с моими далёкими предками. Я живу на Святой Земле, молюсь о приходе Мессии и восстановлении Храма, я зажигаю субботние свечи и окунаюсь в воды миквы, я рожаю и ращу детей дома и даю им имена ушедших близких, я пеку хлеб и отделяю халу, я сажаю деревья в своём саду и жду три года до первого урожая. Мой муж и мои сыновья каждый день накладывают тфилин и произносят "Слушай, Израиль: Господь - Бог наш, Господь один".

Круг замкнулся, я вернулась ДОМОЙ. Растерянные кусочки мозаики встали на свои места. Спасибо за этот дар!
.
берет

* * *

.
"Зачем тебе нужно изучать свою родословную?"
Пыталась ответить на этот вопрос хотя бы для себя. Зачем мне это нужно?
То, что это необходимо - я чувствую.
Так же, как понимание устройства своего тела и основ психологии, как знание истории и культуры своего народа.
Но объяснить "зачем?" я не могу. Потому что, на самом деле, можно прекрасно жить без всех этих знаний.

После многолетнего перерыва, когда всё моё внимание было посвящено детям и близким, я вновь обращаюсь в прошлое и пытаюсь разгадать тайные линии судеб моих далёких предков, разглядеть в дымке времени жизнь их семей, прочувствовать, как и чем они жили, как рождались и умирали, о чём мечтали, чему радовались и о чём печалились.
Я чувствую их жизнь частью своей жизни, наши судьбы - чем-то единым целым. Но ответить на вопрос "зачем?" не могу...

Хотя одно объяснение мне всё-таки пришло в голову.
Человеку нужны знания о своих предках и об эпохах, в которых они жили, для ощущения своей уникальности и значимости, для того, чтобы не становиться винтиком в чужой игре, не поддаваться навязываемой идеологии, не вливаться в толпу, а иметь силу и смелость идти своим путём, анализировать происходящее вокруг и создавать свою реальность и свою историю.
.
берет

Стирка - это красиво

.
Ещё одна находка в обустройстве дома и определении места для каждой вещи.
Полочки для вещей, которые ожидают очереди к стиральной машине. Стоят в ванной комнате возле стиральной машины.

Вещи раскладываются их владельцами по цветам: белый, голубой, серый, синий, чёрный, розовый/бордовый, бежевый/жёлтый, коричневый/защитный, зелёный. Верхняя левая полка - для вещей, которые сложно отнести к какой-либо категории.

В жизни распределение происходит так. Жители дома, которые хотят сдать свою одежду или бельё в "прачечную", выбирают подходящую полку для каждой вещи и кладут её туда. Если с выбором аналогичного цвета возникают затруднения, одежду можно положить на левую верхнюю полку, откуда я переложу её на нужное место.
Когда я вижу, что накопилось достаточно вещей для стирки одной категории, я просто перекладываю содержимое полки в стиральную машину и нажимаю "пуск".
Есть вещи, которые можно отнести сразу к двум или даже трём разным категориям. С такой одеждой я определяюсь в процессе закладывания стирки.Например, синюю вещь я могу добавить к серой стирке, если среди серой одежды нет новых или линяющих вещей.

Очень довольна этим нововведением! До этого момента вещи для стирки лежали все в одной куче в баке для белья и в тазу. И каждый раз, когда я собиралась включить стиральную машину, мне приходилось вести раскопки в этих залежах в попытках понять, стирку какого же цвета необходимо сделать в первую очередь. Ну, и конечно часто бывало, что некоторые вещи, особенно мелкие, пролёживали на дне бака по нескольку лишних недель.

Кстати, бак для белья теперь переквалифицировался в удобный контейнер для древесных опилок. А раньше в туалетной комнате у нас просто стоял мешок с опилками. (На вопрос: "зачем нам нужны опилки в туалете?" отвечаю: "у нас дома безводный компостный унитаз".)

Ещё раз убедилась, что организация пространства и удобного места для хранения вещей очень облегчает и упрощает быт всем жителям дома. У нас и раньше ношеные вещи не валялись где попало, но сейчас я вижу, что члены семьи сдают вещи в "прачечную" с удовольствием. А я их с ещё большим удовольствием стираю :)

Februar (5)
берет

Мама тоже человек!

.
Такую фразу часто произносят женщины, не понимающие почему их материнская судьба так несправедлива и почему они должны терпеть такое, ТАКОЕ! от своих детей.

Как мама с некоторым жизненным опытом, я поделюсь с вами пониманием и открытиями, которые я приобрела не самыми лёгкими путями, не раз испытав полное отчаяние, собственное бессилие, тяжелейшие обиды, злость, желание сдать всех в детский дом, а самой выброситься с девятого этажа, чтобы больше не находиться на этом месте. На месте МАТЕРИ.
Я не могу сказать, что получив эти опыт и понимание, я обрела полную устойчивость в жизни и перестала "вибрировать" от детских истерик, требований и претензий в мой адрес. Но сейчас я всё же, лучше чем в более молодом возрасте, способна анализировать происходящее и ощущать себя первопричиной, а не жертвой в этом спектакле жизни.
Поэтому я решила поделиться своими мыслями с вами. В надежде, что кому-то мой рассказ поможет увидеть свет в конце тоннеля : )

Мама для ребёнка -  Бог, Вселенная, источник силы, центр мира, собственность. Всё, что угодно, только не человек.
Ребёнок воспринимает мать как нечто стоящее над всем, существом, которому не присущи человеческие свойства: эмоции, физическая ограниченность, перемены настроения и вообще существование самого понятия - "настроение".
Мать - это то, что было, есть и будет, то, что дано ребёнку по праву рождения.
Ребёнок на протяжении долгого времени не отделяет мать от себя и себя от матери. Он ощущает мать своей частью, а её грудь, руки - принадлежащими только ему.
И вместе с другими качествами божества ребёнок наделяет мать свойством бессмертия. Подсознательно он отвергает любые мысли о её конечности и её преждевременный уход воспринимает как предательство.
Ребёнок может кричать на мать, обзывать её всеми известными ему ругательствами, колотить её своими ручонками и тут же припадать к её груди, гладить и обнимать.
Ребёнок может игнорировать просьбы матери, вести себя наперекор всем ее требованиям и тут же обращаться к ней за помощью и садиться за стол в ожидании тарелки борща.
Потому что в сознании ребёнка его "я делаю, что хочу, и ты мне не указ!" и борщ - абсолютно не взаимоисключающие вещи.

И если мы понимаем, ЧЕМ мы являемся для наших детей и ЧТО мы значим для них, мы избежим многих ошибок и разочарований в этой жизни.

Если вы спросите: "до какого возраста ребёнок относится к матери как высшему существу?", я отвечу: "пока не повзрослеет". Взросление может наступить в 25 лет, в 35, в 45, а может не наступить вообще.

И как многое другое, наступление взросления и вообще способность ребёнка к этому - зависят от нас. От нашей способности давать, не ожидая ничего взамен, давать безоглядно, любить безусловно, от нашей способности быть тем божеством, которое необходимо ребёнку, и которым ему нужно будет стать через -дцать лет для его детей.

"Так что же мама - не человек?!" - возмутитесь вы.
"Конечно, человек!" - отвечу я.
Только будет намного лучше, чтобы наши мамские человеческие права, свойства и слабости мы обсуждали с мужем и психологом. А плакали - в подушку или, если кому так нереально повезло в жизни - на плече у своей мамы.

Я всё сказала. А теперь я уезжаю к моей маме и к моему ребёнку, который сам уже давно стал мамой, но от этого не перестал быть моим малышом.
.
P.S. Саша прочёл мою пламенную писанину и сказал, что по этому описанию получается всё очень мрачно и бесперспективно. Поэтому я поясняю, по Сашиному совету.
"Взросление может наступить в 25 лет, в 35, в 45, а может не наступить вообще." Так происходит, когда в детстве не были удовлетворены потребности ребёнка в любви, ласке, внимании, приятии. Когда он недополучил грудь, когда его недоносили на ручках, когда ему недопели колыбельные. Такой человек "застревает" в детстве, и, вырастая внешне, внутренне остаётся ребёнком.
У меня такое ощущение, что современное общество всё состоит из таких крупных девочек и мальчиков.

Но этой ситуации есть решение. "Доносить", "докормить", доласкать ребёнка можно в любом возрасте. Понятно, мы не можем дать 20-летнему сыну или дочери грудь и покачать их на руках. Но мы можем представить себе их малышами и додать им то тепло, любовь и внимание, которых не хватило им в детстве. Какими способами это сделать - думаю, это каждая из нас придумает сама.
Но я знаю, что нам доступно это чудо.
.
берет

9 мая

.
Позвонила старшая дочка и поздравила нас с Сашей с тем, что мы так во время приехали в Израиль.
(Моя семья приземлилась в аэропорту Бен-Гурион в этот день 26 лет назад, Саша приехал ещё через полтора месяца.)
Я подумала, что для наших детей совершенно естественно, что они появились на свет в Израиле. Это для нас с Сашей приезд сюда был выбором.
Поэтому мне как-то даже неожиданно и ценно было услышать от Доры эти слова.
Интересно, что первым толчком к переезду в Израиль для меня была именно мысль о будущих детях.
Мне было тогда 17 лет, я отрабатывала практику в роддоме советского образца, и до знакомства с Сашей было ещё далеко. В те дни я чётко поняла для себя: мои дети родятся не в этой стране. Именно с мысли о детях начался внутри меня переворот, который привёл меня и мою семью в нашу страну.
А ещё интересно, что первая моя дочка и первая внучка родились в том же весеннем месяце мае.
И самое главное, что я хотела сказать: как я благодарна моей маме и моим трём бабушкам за то, что они согласились оставить всё и поехать вместе со мной за моей мечтой!
.