Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

я

Добро пожаловать!


В наш Терем-Теремок!

Жители Теремка:
~ Хаим - 13 лет
~ Мойше 16 лет
~ Йосиф 18 лет
~ Эстер 21 год
~ Мара (Мирьям) 24 года, её муж Натанель Пинто и дочка Лея
~ Дора 26 лет, её муж Яков Леви, дочки Хая и Батья и сын Давид

а также,
~ папа Саша 49 года
~ мама Яна, такая же молодая
берет

* * *

Подумала о том, что часто бывает так, когда мы сначала настойчиво учим детей "плохому", а потом пытаемся приучить к "хорошему". Вот только несколько примеров.

С рождения мы приучаем ребёнка справлять большие и малые нужды под себя. А после года-двух учим его контролировать эти процессы и не пачкать одежду.

Сначала мы приучаем детей "есть, что дают", не оставлять еду на тарелке, не быть слишком переборчивыми в пище. Правило "сначала обед - потом десерт" вообще не подлежит обсуждению. Нередко используем сладости в качестве поощрения в "дрессировке". А, когда дети взрослеют, наставляем: "есть нужно в меру", "не пихай в рот всё подряд", приучаем к "здоровому питанию".

В первые годы жизни дети часто слышат от нас: "не крутись под ногами", "не трогай, разобьёшь", "не мешай мне заниматься делом". А лет через десять вдруг решаем, что ребёнок должен участвовать в домашних делах, и начинаем приучать его "помогать родителям".

С учёбой та же ситуация. Сначала "не суй везде свой нос", "вырастешь - поймёшь", "рано тебе ещё это знать", "не суй туда руки - опасно". А позже удивляемся: "что это наш ребёнок ничем не интересуется?" и начинаем впихивать знания в его голову насильно.

Ещё одно распространённое явление. Противопоставление детей друг другу, сравнение одного с другим, фразы: "ты большой, должен уступать", "он маленький, ничего ещё не понимает", и коронное: "будете ссориться - накажу обоих", "как же вы надоели мне оба, не буду вас любить!". Потом смотрим: вражда между родными братьями и сёстрами становится неотъемлемой частью жизни, и начинаем приучать детей любить, уважать друг друга и "жить дружно".

Я знаю, очень трудно отказаться от вбитых нам самим с детства представлений о ращении ребёнка, от запавших глубоко в сознание фраз и правил.
Но можно попробовать. Можно попробовать увидеть в своём ребёнке человека. Такого же, как мы сами, просто очень маленького. Можно в отношении к нему не руководствоваться понятиями о "несмышлёныше" и "чистом листе". Можно вообще выкинуть эту заслушанную, затёртую, заевшую пластинку с названием "Воспитание" и чаще смотреть ребёнку в глаза, искать ответы в них, в мимике, в звуках, в движениях малыша. Чаще представлять себя на его месте, вспоминать свои детские ощущения, радости и переживания. Учиться слушать и слышать, понимать и доверять этим маленьким людям, пришедшим именно к нам и всецело от нас зависящим.
берет

Братья-сёстры

"Хорошо, что нас так много" - сказал сегодня утром Хаим, войдя в дом после того, как помог сестре перенести тяжёлый вазон.
Я спросила: "Почему ты вдруг об этом подумал? Ты представил себе, что могло бы быть как-то иначе?"
Хаим ответил: "Ну, да, бывает только двое или трое детей. И те друг с другом цапаются."

Наблюдая за нашими детьми и их отношением друг к другу, я вижу, какая редкая и очень важная способность человека - ценить момент, в котором находишься и радоваться тому, что имеешь. Сейчас ценить, а не потом ностальгировать, что вот раньше, когда я был ребёнком..., когда я был молодым..., когда все ещё были живы...

И ещё я думаю о том, что, и правда, это прекраснейший дар судьбы - много братьев и сестёр.
Много родных и близких людей, идущих по жизни от самого начала до самого конца. Это неиссякаемый источник безусловной любви, силы, поддержки и приятия. Это понимание с полуслова, с полувзгляда. Это стойкое чувство какого-то высшего единства, берущее начало в общем родительском источнике и общем детстве.
Это едино_кровность, едино_утробность, схожие черты лица и общий язык символов.
Это нечто большое и незыблемое, что объединяет, связывает и одновременно даёт возможность каждому быть самим собой, идти своим путём.
Это целый мир, уходящий корнями в общее прошлое, широко раскидывающий крону настоящего и тянущийся ветвями в будущее.
Вот что такое родные братья и сёстры.
берет

(no subject)

Автор - Мара Зиниград сентябрь 2020 года  

Однажды, в долю секунды между глубоким вдохом и еще более глубоким выдохом, я почувствовала на своём теле холодную воду и что-то липкое подмышками. Сильной струей на меня лилась холодная вода и что-то липкое двигалось по моему телу. Сначала я ничего не видела, только чувствовала. На очередном вдохе я вдруг увидела комнату, освещенную очень ярким светом с потолка, женщину без лица, держащую младенца под струей воды из крана в большой и пустой раковине...Женщина была в одноразовых перчатках, которые то и дело прилипали к нежной розовой коже ребенка. Я смотрела со стороны на эту картину и одновременно чувствовала холодную воду, холодный воздух... Я вдыхала и выдыхала и в какой-то момент я поняла, что этот беззащитный младенец под струей холодной воды - это я.

Я не помню, когда я точно решила, что не буду рожать в больнице. Я помню, что на первых месяцах беременности, вдруг сказала себе: "что в этом такого?" Но потом я открыла книгу "Мы ждем ребенка" и, читая главы про роды в больнице, вспомнила холодную воду, липкие перчатки и плач младенца. Вспомнила, как впервые увидела свою фотографию в роддоме в тележке для младенцев и, спросив родителей, почему я там одна с чужой тетей, расплакалась.

Для нас, взрослых, очевидно, что в этом мире воздух бесплатный, деньги, которые мы зарабатываем, нужно платить за еду, воду и электричество. 
Для ребенка мама - это и воздух, и еда, и вода и электричество. 

Роды дома стоят дороже, чем в больнице. Но я найду способ их оплатить, даже если мы будем жить в квартире поменьше, есть еду чуть попроще и реже покупать новые вещи. Точно так же с садиками и школами. Каждый выбирает то, что ему важнее. Что важнее его детям.

Работая сейчас в семье, где пятеро детей и оба родителя находятся на работе по 8-9 часов в день, я смотрю на их красивую квартиру, мебель, полный холодильник еды, комнаты для каждого из детей, горы игрушек и новой одежды... Я беру на руки младенца, от которого 4 месяца назад ушла на работу мама и с тех пор он видит ее раз в несколько дней, когда она случайно возвращается с работы, пока он еще не заснул... И я думаю о том, что у меня не было своей комнаты, было меньше игрушек, еда была простая, приготовленная мамой, одежда была часто сшитая мамой или от старшей сестры, мы не ездили за границу и не ходили по ресторанам. Но у меня была МАМА! Не только по выходным, не только после 9 часов вечера или до 6 утра. 

Мама и Дора написали несколько постов к началу учебного года, которые подняли бурю возмущения у людей: "Как же так можно писать?", "Не у всех есть возможность!", "Деткам там хорошо!", "Мне было хорошо!". Так вот, попробуйте подышать*, может быть вы вспомните, как именно "хорошо" вам там было. 

На днях я искала что-то в ютубе и случайно наткнулась на ролик "первое купание в роддоме".Не знаю, зачем я решила его посмотреть. В нем я увидела все то, что несколько лет назад вспомнила между вдохом и выдохом. Пару лет назад я рассказала будущему мужу, как, дыша, вспомнила себя под краном в раковине. С тех пор он иногда вспоминал об этом и каждый раз спрашивал, как же я вспомнила такое. Сейчас я позвала его и показала ему ролик, в котором все точно так, как я вспомнила. Он был в ужасе. Сказал: "младенцу здесь очень больно"...

Плач новорожденного под краном, плач младенца в яслях, плач ребенка у ворот садика... В наше время это считается нормой: "поплачет и перестанет, успокоится, побежит играть с детками!".  А мы пойдем делать то, что считаем более важным.

Главное - всегда помнить: это НАШ и только наш выбор. Мы уже не маленькие беспомощные новорожденные под краном холодной воды, не маленькие дети в яслях и садиках без мамы. Мы выросли и теперь несем ответственность за наших детей, за то, что им потом придется вспоминать между вдохом и выдохом. А нам нужно будет жить с тем, что мы им сделали, и тем что, они вспомнят.
Дети - это не игрушки, которых заводят, чтобы было с кем поиграться после работы и кем гордиться, когда они вырастут. Дети - это люди. Люди, которые чувствуют так же, как и мы, и иногда даже сильнее. 

Да, невозможно быть идеальными родителями, я понимаю это уже сейчас, еще не став полностью мамой. Но можно хотя бы просто "быть" у наших детей и не оправдываться перед ними и всеми окружающими под каждым постом о домашнем воспитании и, в первую очередь, перед самими собой: "не у всех есть возможность", "не всех муж обеспечивает". Нам очевидно очень много простых вещей. Что даже если денег мало, вещи эти необходимы, и мы сделаем все, чтобы достать на них деньги.Подумайте о том, что очевидно для вас.

Для меня очевидно, что детей не рожают в роддоме, не отдают их чужим людям. Даже если эти люди, они "прямо как мама!!" Они не мама.Всегда можно найти способ достигнуть то, что нам важно. Зарабатывать деньги можно работая дома. Это НАШ выбор: что нам важно больше, а что меньше. 

Я знаю, что пишу резко. Я знаю, что кому-то, возможно, будет больно это читать. В нашем мире и в интернете есть очень много людей, которые выбирают рожать в роддоме, отдавать детей в ясли, садики и школы. Если кто-то решил этого не делать и пишет об этом на СВОЕЙ ЛИЧНОЙ СТРАНИЦЕ, необязательно обижаться, принимать это на свой счет, спорить, осуждать и т.д. 

Каждый выбирает, что он хочет чтобы потом вспомнил однажды его ребенок. Я не хочу, чтобы он вспомнил холодную воду, липкие перчатки, чужих мам, ворота садика, разделяющие его со мной, потому что "не у всех есть возможность".

У меня вопрос, почему некоторые из вас считают, что у моих родителей была такая возможность, когда они решили, что не отдадут нас чужим людям? Я открою вам страшную тайну: у них просто не было никакой другой возможности, точнее, они не видели никаких других вариантов. 

Я желаю всем нам быть уверенными в своем выборе и реже спорить под чужими постами, доказывая всем вокруг, что мы все сделали правильно. Я желаю всем нам всегда помнить, что мы когда-то тоже были этими самыми "детками". А главное, не забывать дышать. 

* ребёфинг (дыхательная психотехника)

Автор - Мара Зиниград сентябрь 2020 года
берет

(no subject)


Приходит ко мне мой ребёнок и говорит:
- Мама, я хочу годик есть другую еду, а потом опять перейду на ЗОЖ. Я хочу мягкий хлеб как в магазине.

Я очень положительно отнеслась к этому. Понимаю, что человек через общение в интернете видит другую жизнь и хочет попробовать. Интересно, что слово "ЗОЖ" и вообще понятие о "правильном" питании не из нашего домашнего лексикона.

Я ответила:
- Конечно! Ты можешь есть то, что хочешь. Только лучше, если ты будешь готовить это сам. Я куплю тебе дрожжи. Белая мука у нас есть.

Ребёнок с большим удовольствием спёк две буханки на дрожжах из белой полбовой муки и три пиццы. Был очень горд собой.
Я сказала, что в семейной жизни очень круто, когда мужчина умеет печь хлеб.

Некоторым детям хлеб не понравился, сказали, что хлеб без закваски вкуса не имеет.

Эта история - маленький пример нашего взгляда на воспитание детей.
Есть мы, с нашим выбором и принципами. Есть люди, произошедшие от нас, но не мы. Каждый из них должен сделать свой выбор, касающийся и больших и маленьких решений, должен взять ответственность за свою жизнь на себя.

Мне кажется основополагающие вещи в полноценном развитии ребёнка: устойчивость его родителей в жизни (постоянство их идеалов и принципов) и свобода выбора для самого ребёнка, право на поиск и на ошибки.

И над всем этим, как неизменная субстанция - безусловная любовь родителей к ребёнку.

Квасной хлеб и хлеб, выросший на дрожжах, внешне могут быть очень похожи. А вкус и химический состав у них совершенно разные. И тесто для этих хлебов всходит с разной скоростью. Так и дети. Вы меня поняли ))
берет

Жизнь с детьми

По следам вчерашнего лайва.
Я всегда затрудняюсь ответить на вопросы о нашей совместной жизни с детьми.
- Чем занимать детей?
- Есть ли у нас режим дня?
- Как проходит обучение?
- Как мы решаем вопрос с социализацией детей?
- Остаётся ли у нас время для себя?
Мне кажется, что представляя себе картину домашнего воспитания, люди пытаются увидеть её в тех же красках, описать теми же понятиями, что и картину "нормальной" жизни в системе.
А эти картины так же не похожи друг на друга, как графика и трёхмерное цветное изображение.
(Я не хочу обидеть графиков, просто взяла эти образы в качестве примера.)

Мне сложно ответить на каждый из этих вопросов, но я попробую дать ответ сразу на них все.

Переход из бездетной жизни в родительство напоминает мне прыжок в море. Вчера ты был свободным, независимым, не отвечал ни за кого, а сегодня ты - родитель со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Минуту назад ты был совершенно сухой, а сейчас ты целиком мокрый, во всех самых укромных уголках своего тела.

Я вижу родительство так: родителями становятся вмиг, целиком и полностью, 24 на 7 и на всю жизнь. Как нырнув с берега в море, невозможно остаться частично сухим, так нельзя даже на минуту, на час, на день взять отгул от роли родителя.
Невозможно, в отличие от прыжка в воду, доплыть до берега, выйти и обсохнуть на тёплом песочке. Ты прыгнул и всё, теперь плыви.

Дальше каждый выбирает свою стратегию. Можно бить руками и ногами по воде, барахтаться, судорожно хватать ртом воздух и пытаться ухватиться за любой проплывающий мимо предмет.
Можно принять ситуацию и постараться слиться с водной стихией, научиться черпать в ней силы, ловить волну, подниматься и опускаться с ней, иногда подныривать под воду, дышать размеренно, расслаблять тело по мере возможности и напрягать по мере необходимости.
(Я - не специалист ни в области живописи, ни в плавании, но вот такие образы приходят в голову. Каждый может представить себе свои.)

В момент появления в семье первенца, жизнь женщины и мужчины меняется самым кардинальным образом. Можно пытаться вернуть себе былую свободу, можно принять новое положение целиком, окунуться в него и научиться черпать в нём силы.
Черпать силы изнутри этой новой реальности. Это очень важный момент.

Потому что если искать энергию снаружи (вот сейчас мы уложим детей и отдохнём, вот завтра отвезём их к бабушке и вздохнём свободно, вот уедем в отпуск на недельку и восстановим свои силы), то жизнь превратиться в серию побегов и возвращений в зону и ощущение счастья будет всё время ускользать от нас.

Секрет домашнего воспитания состоит в создании постоянного поля любви и приятия. С этого всё начинается. Дальше в каждой семье может быть своя картинка, но это поле - необходимое условие. Иначе очень быстро наступает обесточивание всех членов семьи.

Каким образом создаётся это поле? В моём представлении так: родители принимают любовь, свет и тепло Свыше, наполняют этой энергией себя и разливают её вокруг. Понимаете, это нечто очень материальное! Дети купаются в этом поле, постоянно подзаряжаются, получают всё необходимое для роста и развития.

Младший сын, когда ему было четыре года, замечательно сформулировал эту систему энергообмена словами. Он сказал: "Когда я к тебе прижимаюсь, мне не хочется кушать, я как-будто становлюсь сытым."
(Это, кстати, очень интересный момент. Насколько человеческая потребность в душевном тепле, любви, объятиях заменяется желанием наполнить едой рот и желудок.)

Самой маме, так же, как и её детям, необходимо это поле. Женщина, способная постоянно пропускать через себя Божественную энергию и разливать её вокруг, не будет чувствовать потребности во внешней подпитке.
Но это идеал, к которому можно стремиться. В реальной жизни есть много причин "засорения" канала и истощения потока любви.

Но мне кажется, что решение внутрисемейных (да и всех остальных) проблем стоит искать в стремлении к этому образу и очищению "засоров", препятствующих свободному течению Божественной любви в наш мир.

Чудо в том, что, постоянно находясь в поле любви, приятия и понимания, дети довольствуются очень немногим. Они спокойны, удовлетворены, способны занимать себя, младших братьев и сестёр. У них сам собой раскрывается творческий потенциал, они открыты миру и всему новому.
Маме достаточно лишь иногда сказать каждому ребёнку несколько тёплых слов, обнять, приласкать, подать идею новой игры или творчества, покормить, выкупать, просто согреть взглядом, и волшебным образом день проходит гладко, все довольны, все готовы слушать и слышать друг друга, нет ссор и криков, жизнь-сказка.

Когда дети были маленькими, я часто замечала связь между моим внутренним состоянием и поведением детей. Дети отражали мои чувства. Если я была раздражена и обижена на весь мир, между детьми вспыхивали ссоры. Если я "плыла в потоке" и излучала умиротворение, дети по многу часов дружно играли вместе, изредка подходя ко мне, чтобы обнять или подкрепиться едой. Время проходило приятно и мирно и домашние дела не отнимали у меня много сил, а в душе жило ощущения счастья. Вечером дети легко засыпали, а у меня ещё оставались время и силы на общение с мужем.
Вот такая картина.

В жизни всё, конечно, объёмнее, сложнее, интереснее и ярче, чем в моём описании. Просто я попыталась объяснить, что родительские проблемы и задачи не существуют в виде отдельного от жизни списка. Каждый вольно или невольно выбирает свой поток, свою волну и движется с ними, и, в зависимости от энергии этих потоков, приходят те или иные задачи и их решения. На мой взгляд, стоит попытаться увидеть всю картину целиком и самому стать художником, воплощая в жизнь свой идеал.

С любовью,
ваша Яна Зиниград
берет

О самом важном

Я стремительно летела вниз по крутой светящейся горке. Долетев до самого её конца, я остановилась.
Я ощущала в себе невероятную любовь. Точнее, я сама была сгустком любви. У меня не было тела, но тем не менее я существовала. Я была собой, и единственное, что я ощущала, были любовь и приятие. Всех и всего в мире.
Я летела над Иудейскими горами, над лесом и дорогой, ведущей в нашу деревню, я видела всех её жителей, я видела всех людей на планете. И любила всех их вместе и каждого в отдельности. Только любила и больше ничего.
Я пребывала в состоянии полной эйфории. Мне было невероятно, неописуемо, сказочно хорошо. Я была полностью счастлива и вся состояла из любви. Я была самой любовью.
Я чувствовала лёгкость, отсутствие границ, я пребывала в состоянии абсолютного счастья и умиротворения. Весь мир и все люди в нём были прекрасными. Я принимала всех.

Collapse )
берет

Два дня

.
Два бурных, переполненных до краёв, дня.

Долгая дорога с Голан в центр. Два часа в Петах-Тикве. Зной, асфальт пышет жаром.
Тель-Авивский университет. Зелёный оазис среди асфальтовой пустыни и бетонных скал.
Музей еврейского рассеяния. Макеты синагог разных стран мира. Ашкеназы, сефарды. Еврейский юмор. Кофе.
Встреча на стоянке. "Эйфо дедушка?", бутерброды на занятия, погрузка в машину, мальчик, девочки, детские кресла, сок, бананы.
Парк аЯркон в Тель-Авиве. Муж, сын, внучки. "Бабушка, я хочу кушать!", "Матай анахну олхим лирот уточки?", "Лама Йосеф ло ба?", "Сафта, сафта!", "Мама, когда мы уже поедем?", "Яна, ты говорила сегодня с детьми?" "Гдолим", ещё раз "гдолим", какашки, бумажки, штанишки, коляски, "на ручки". Песок, горки, воздушный шар над деревьями, сумасшедшие электровелосипедисты, озеро. "Линок!", настойчивая ручка под кофтой, засыпание у груди.
Ворота университета. "Яна, какие у вас планы на завтра?", высыпанный на асфальт плеймобиль, еда на дорогу, "Пока, Хаим! пока, бабушка!"
Спящий Ганей-Авив, неспящая мама, суп, душ, упасть и забыться, час ночи, Надя, Тетиев, заглянуть в глубину веков.
Утро, Саша, вокзал, упасть обратно в кровать, звонок от фермера, Кфар Труман, мешок муки с мельницы, бачки с оливковым маслом, текущие мёдом финики, заправка, теплица, радуга в горшках, Ганей-Авив, столб к шелковице, молоток, компьютер, овощи с грядки, разговор с дядей, звонок от сестры, погрузка в машину, дорога.
Тель-Авив. Жара, стоянка, встреча. Ощущение нереальности. Полёт во времени. Волны любви.
Петах-Тиква. Диван и кресло на тратуаре. Спустили сверху? Спасибо в небо. Дядя. И дядя. Двое. Вдвоём. Чудо. Ощущение вне времени. Стройка, прохожие. Родные глаза, руки. Слова, взгляды. Хаим с телефоном-фотоаппаратом. Одесса, рождение, смерть, младенец, старик. Пейсы, Талмуд. Ломоть домашнего хлеба.
Расставание. Тель-Авив. Усталость. Ожидание. Тетиев, Ясногородка. Заправка. Кофе. Серое лобовое стекло. Надо было помыть. Капли дождя. Спасибо в небо.
Дорога на север. Полёт. Разговор с сыном.
Йокнеам. Саша. Взрослая дочь. Рядом с ней. Огурцы, суши. Машина.
Голаны, серпантин, письмо, луч вглубь веков, дом. Ветер. Взрослая дочь. Сыновья. Печёная картошка, веганские блинчики. Упасть и забыться. Метрические книги, ревизская сказка. Имена, фамилии, евреи, евреи, евреи. Ветер, ветер, ветер.

берет

* * *

.
Новый этап жизни. Начала общаться с архивами. Давно предвкушала это. Но вот начала только сегодня. Главное в любом деле - сделать первый шаг. Потом мир распахивается тебе навстречу.

Нахшон Бэн-Аминадав первым вошёл в море, за ним пошли другие евреи, и воды морские расступились перед ними, дно моря стало сушей и перед вышедшими из Египта евреями открылся широкий проход.

Эта история про праздник Песах. Мы его сейчас семьёй и всем народом отмечаем. И в подробностях вспоминаем и рассказываем своим детям, как всё происходило. Как пришли наши предки в Египет, как стали там рабами фараона, как прошли два столетия рабства, как были освобождены рукой Всевышнего, как спешно пекли лепёшки в дорогу, как шли по пустыне. Про всё и про всех вспоминаем. Такая у нас традиция - помнить и знать историю своего народа.

И мне сложно было ответить на вопрос на курсе по генеалогии "зачем?" И стимул для изучения истории своей семьи и своего народа мне не нужен. Потому что стимул - это металлический наконечник на шесте, которым погоняют раба. А я - свободный человек. И Пасхальная агада напоминает мне об этом каждый год.
.
берет

Я вернулась домой

.
Теперь, когда я снова вплотную занялась историей моей семьи, я поняла, как крепко сидел в моём сознании образ традиционного еврейского семейного уклада.

Когда мне было лет 15, я прочла воспоминания старшей сестры моего прадедушки об их жизни, родных, обстановке дома, о работе, праздниках и буднях. Потом был бурный период моей собственной жизни, и к этой теме я вернулась только через несколько лет, когда у меня уже была своя семья и двое детей.
Дальше снова последовали годы, до краёв наполненные событиями: рождениями детей, прощаниями с близкими, переездами и бесконечной работой по дому.

Сейчас я вынырнула, отдышалась и почувствовала: вот! самое время вернуться к исследованию семейной истории, снова начать общаться с родственниками, живущими по всему миру, познакомиться с до сих пор неизвестными мне людьми, систематизировать все имеющиеся документы и фотографии, начать составлять свои воспоминания и листать ветхие страницы архивных записей.

И, как это всегда бывает в жизни, Вселенная сразу же откликнулась на мой запрос и привела меня в блог Лены Хэрмэнс, а потом и на её курс "Вперёд в прошлое". Вскоре состоялось моё знакомство с Верой Назаровой, и я стала счастливой обладательницей её уникальной книги о Глухове, где упоминаются мои родственники. И буквально на днях я побывала на блистательной лекции Нади Липес и заполучила необычайно ценную для меня книгу о советской архивной системе.

Размышляя о моих далёких и близких предках, о всех, живших когда-то родных, мысленно рисуя перед собой картины их жизни, читая старые письма и воспоминания, вглядываясь в лица на старых снимках, я поняла, что мне посчастливилось вернуть недостающие кусочки мозаики и дополнить цельную картину. Я поняла, что на мне "замкнулся круг", всё вернулось на свои места.
Через несколько десятилетий ко мне тянулся мостик от тех людей, которые жили когда-то. Это они передали мне свою веру, традиции, семейный уклад, любовь к земле, к ручному труду. Я поняла, что представления о доме на земле, о супружестве, о детях "мал мала меньше", о традициях моего народа, о плодовом саде, о домашнем хлебе и главное - о мечте "в следующем году - в отстроенном Иерусалиме", я получила в дар от них. Это они так жили: молились в синагоге, накладывали тфилин, набросив на плечи талес. Это они оплакивали разрушение Храма, зажигали субботние свечи, пекли мацу на Песах, танцевали со свитками Торы в Симхат Тора. Это они рожали и растили детей, благославляя Всевышнего за появление каждого ребёнка.

Благодаря всем этим людям, моим предкам, которые не свернули с нелёгкого пути, указанного им Всевышним, не крестились, не вступили в брак с другими, не забыли Иерусалим, я ЕСТЬ.
Благодаря им, мне не пришлось стоять перед мучительной дилеммой "кто я такая" и выбирать, какой стул мягче. Это было сурово: в шестнадцать лет пойти в ЗАГС и получить паспорт с клеймом "еврейка" без всякой возможности выбора. Но в этом была ясность: я такая, другая, чем все, и мне только предстоит выяснить, какой же смысл заключается в этом, почти непроизносимом, слове.

С тех пор прошло 30 лет. Я чувствую невидимую, но неразрывную связь с моими далёкими предками. Я живу на Святой Земле, молюсь о приходе Мессии и восстановлении Храма, я зажигаю субботние свечи и окунаюсь в воды миквы, я рожаю и ращу детей дома и даю им имена ушедших близких, я пеку хлеб и отделяю халу, я сажаю деревья в своём саду и жду три года до первого урожая. Мой муж и мои сыновья каждый день накладывают тфилин и произносят "Слушай, Израиль: Господь - Бог наш, Господь один".

Круг замкнулся, я вернулась ДОМОЙ. Растерянные кусочки мозаики встали на свои места. Спасибо за этот дар!
.