берет

Мой последний Новый год

Близился к концу 1989 год. Уже были отпразднованы 18-летие и первые в моей жизни Пурим и Рош аШана, уже прочтена "Испанская баллада", уже случилась встреча с еврейским городом на Чёрном море.
Вокруг бурлила предновогодняя подготовка, люди носились по магазинам и новогодним базарам, предвкушая сказочную новогоднюю ночь, наполненную хвойным ароматом, разноцветным блеском ёлочных украшений, подарками и звоном бокалов.

Атмосфера радостного возбуждения совсем не откликается во мне. Я - студентка первого курса мединститута, начинается взрослая жизнь, нужно определиться, кто я и куда мне идти по ней. Быть, как все, я не умею и не хочу, как в детстве не умела и не хотела кружиться в опьяняющем слиянием со_всеми_вместе хороводе вокруг огромного разукрашенного зелёного идола.
В душе, в сером тумане одиночества и неприкаянности, пробивается лучик, который будет освещать мне путь много-много лет.
Мне понятно, что ничего не понятно. Но всё же я должна решить, где провести эту странную ночь.
Вариантов немного.

Дома, с семьёй, где тепло, знакомо, вкусно и понятно, мне не подходит. Я очень люблю мою маму, бабушек и сестру. Но сейчас мне пора уходить, оттолкнуться от надёжного берега и плыть самой.

Дома, с семьёй влюблённого в меня мальчика. Там тоже тепло и вкусно, но и там я не найду ответы на вопросы.

А вот предложение одной знакомой меня заинтересовало. Небольшая студенческая компания в квартире одного из них. Кто и что там будет, я не знаю, но сама личность моей знакомой - гарантия того, что время будет проведено приятно и с пользой для моего ищущего ума.

Ещё бы, эта девушка, на пару лет старше меня, студентка мединститута, и главное, этот факт даёт мне стопроцентную гарантию того, что компания будет интеллигентной и высокодуховной, главное то, что эта девушка - внучка самого Абрама Давыдовича, старого друга моей бабушки! Она, без сомнения, является эталоном для подражания, потому что она золотая медалистка, хорошо ведёт себя с родителями и вообще очень приличная особа. Ну, и немаловажная деталь для меня - её типичная нетипичная внешность, благодаря которой её можно было без труда найти среди миллионного населения нашей уральской столицы. Гордый орлиный профиль, огромное густое облако мелких кудряшек над головой и такое сногсшибательное грассирующее "р", которому мог позавидовать любой диктор французского телевидения. Да, можно быть уверенной: эта девушка может привести только в хорошее место!

Мы встретились с Юлей возле цирка и через несколько минут уже поднимались по лестнице четырёхэтажного дома. Дверь приветливо распахнулась, и мы оказались в небольшой чистенькой квартире, где нас уже ждали. Заботливые молодые люди помогли нам снять пальто и проводили в гостиную, где был накрыт праздничный стол.

Первое, что мне бросилось в глаза, была огромная снежинка на большом ковре на стене, выложенная из резиновых напальчников. Оригинально, - подумала я - возможно мальчики тоже учатся в медицинском институте.

За столом нас было шестеро: Юля, я, ещё одна девушка и три парня. Никого, кроме Юли, я не знала, но сразу почувствовала, что организовано всё чётко и пары "расписаны" заранее. Со мной рядом сидел молодой человек, который услужливо подкладывал мне в тарелку еду и наполнял бокал шампанским. За столом вёлся культурный непринуждённый разговор, бессодержательный для меня, но без пошлостей, мата и чрезмерных возлияний. Вообще, почти с самого начала мне стало понятно, что люди эти мне неинтересны и полноценным участником их мероприятия я стать не смогу. Но, по своей, ещё в детстве сложившейся привычке, я просто наблюдала за ними, как будто читала книжку.

После еды стол и стулья были отодвинуты в сторону и начались танцы. Меня пригласил тот же молодой человек, который подкармливал за столом. Юля танцевала со своим кавалером. В этих танцах и флирте для меня не было никакого смысла: мальчики были не еврейские, а значит потенциальные женихи отсутствовали, и мне было просто жаль их усилий и нашего времени, и хотелось как-то мирно завершить вечер и разойтись.

Но оставаться только зрителем у меня не получалось, потому что, как я уже сказала, все были поделены на пары, и "моему" кавалеру танцевать, кроме меня, было не с кем. Примерно на третьем танце Юля со своим молодым человеком плавно уплыли в соседнюю комнату, откуда вернулись примерно минут через сорок, слегка помятые и покрасневшие.

Скажу о себе. Мне только что исполнилось 18, я была совершенно невинна, ещё не успела прочесть познавательную детскую книжку "Откуда берутся дети" про краники и прочее и ни разу в жизни не целовалась с особой другого пола. Я искала себе человека "на всю жизнь", отца моих детей и была уверена, что до свадьбы вполне достаточно парных танцев, прогулок по городу и общения о литературных журналах.
Я точно знала, по каким признакам узнаю своего будущего мужа, и мне было жаль времени на всё, не относящееся к этому вопросу. (Забегая вперёд, скажу, что человека на всю жизнь я встретила ровно через год, тоже в праздник, но совсем другой. Играла совсем другая музыка, и горели совсем другие свечи, и всё было наполнено смыслом. Но это уже другая история.)

Час был поздний, мысли в моей голове двигались медленно. Но всё же я поняла, что Юля - совсем не та "девочка из будущего", которой я её себе представляла, и что привела она меня сюда по расчёту и договорённости, и у меня здесь есть заранее приготовленная роль.

"Мой" кавалер стал настойчивей, и танец переставал быть только танцем, комната с дверью ждала следующую романтическую пару, и я поняла, что оставаться до конца вечера отстранённым зрителем у меня не получится, надо валить. Уйти в ночь одна я не могла: машину не поймаешь, новогодний город полон сюрпризов, на улицах легко натолкнуться на пьяных.

Я отлучилась в коридор на минутку для телефонного звонка. Влюблённый в меня мальчик грустно ждал у себя дома возле телефонного аппарата. Каким-то чудом на попутках он добрался с Уралмаша в центр и через сорок минут возник в проёме входной двери.
"Новогодние" молодые люди были из приличных семей, поэтому моя эвакуация прошла мирно и без дуэли.
Ещё более чудесным образом мы доехали до свердловской окраины и прошли в квартиру, где заканчивала свою праздничную новогоднюю трапезу интеллигентная еврейская семья: бабушка Сара Исаковна, мама Дина и дочка Олечка. В их не менее скучной, но безопасной компании я поела фаршированную рыбу и этим поставила точку на праздновании Нового года в своей жизни.

Примечание. Имена в рассказе вымышленные и, вообще, этот рассказ - не больше, чем просто рассказ.
А снежинка была сложена не из напальчников.
берет

(no subject)

Автор Яна Зиниград, декабрь 2020 года

Настройка на роды. Разговоры. Сценарии.
Сумка у дверей с простынями, травами, свечами, солью, одеждой и едой.
Круглосуточно включённый телефон у кровати.
Ночные звонки и сообщения.
Ощущение приближения.
Замешивание теста. Всхождение. Раскатанный круг на столе. Корица. Скручивание от краёв к центру.
Полная готовность. Ежечасно. Ежеминутно. Ежесекундно.
Разговоры с дочерью. Перекличка с подругой-доулой.
Шесть часов вечера. Надо выезжать.
Час спусков и подъёмов по горным серпантинам. Аромат корицы.
Вода. Свечи. Музыка.
Сужение круга. Голос Саши на другом конце провода.
Молитва отцов, сестёр и братьев.
Доченька, я с тобой! Вдох-выдох, вдох-выдох.
Отдай мне свою боль. Бери у меня силы.
Малыш, родной, мы ждём тебя! Иди ко мне. Ничего не бойся!
Доченька, осталось ещё чуть-чуть.
Боль, слёзы, кровь. Новый человек!
Роды продолжаются.
Утро. Весь мир растворился. Жизнь есть только здесь и сейчас.
Кто я? Где я? Как я? Не знаю.
Три дня рядом с дочкой-мамой и новым человеком.
Руки сами пеленают, высаживают, моют, лечат, готовят еду, заваривают чай.
Возвращение домой к детям.

И снова горный серпантин.
Глаза дочери, нового человека
Глаза мамы, сына.
Молитва отцов.
Слёзы, боль, кровь.
Снова нас ведут Свыше. Завет заключён.
Вдох-выдох, вдох-выдох.
Жизнь начинается.

И снова вечер, сумка с вещами, горный серпантин.
Снова боль, кровь, слёзы.
Мой ребёнок на операционном столе.
Нас ведут Свыше?
Голос и глаза Саши.
Малыш, родной, ничего не бойся! Я с тобой!
Вся жизнь свернулась в спираль величиной в одно мгновение.
Молитва отца. Молитва родителей, сестёр, братьев.
Утро. Весь мир растворился. Существует только здесь и сейчас.
Кто я? Где я? Как я? Не знаю...
Два дня рядом с ребёнком. Руки сами лечат, гладят, моют, кормят.
Возвращение домой. Нужно учиться жить заново. Вдох-выдох, вдох-выдох.

И снова сумка у дверей.
Замешивание теста, круг на столе сворачивается, горячие рогалики, аромат корицы.
Снова полная готовность. Ежечасно, ежеминутно, ежесекундно.
Разговоры с дочерью, перекличка с подругой.
Ощущение приближения.
Ночной звонок, широкая пустая трасса.
Вода. Свечи. Музыка.
Вселенная пульсирует и сжимается до размеров комнаты.
Голос Саши в трубке.
Молитвы отцов, родителей, сестёр и братьев.
Доченька, я с тобой! Вдох-выдох, вдох-выдох.
Отдай мне свою боль. Бери у меня силы.
Малыш, любимый, мы ждём тебя! Ничего не бойся!
Родная моя, осталось ещё чуть-чуть.
Слёзы, боль, кровь. Новый человек!
Роды продолжаются.
Утро. Весь мир растворился. Жизнь есть только здесь и сейчас.
Кто я? Где я? Как я? Не знаю...
Три дня рядом с новорожденной мамой и новым человеком.
Прикладывания к груди. Боль, слёзы. Учимся жить.
Руки сами пеленают, высаживают, моют, гладят, кормят, лечат.
Возвращение домой.

Сорок девятый день рождения.
Кто я? Где я? Как я?
Мама, бабушка, дочка?
Можно ли родиться, не пройдя через сжимающий со всех сторон тоннель?
Можно ли стать мамой и бабушкой, не прожив слёзы, боль и кровь?
Я не знаю...

Автор Яна Зиниград, декабрь 2020 года
берет

(no subject)

Автор - Мара Зиниград сентябрь 2020 года  

Однажды, в долю секунды между глубоким вдохом и еще более глубоким выдохом, я почувствовала на своём теле холодную воду и что-то липкое подмышками. Сильной струей на меня лилась холодная вода и что-то липкое двигалось по моему телу. Сначала я ничего не видела, только чувствовала. На очередном вдохе я вдруг увидела комнату, освещенную очень ярким светом с потолка, женщину без лица, держащую младенца под струей воды из крана в большой и пустой раковине...Женщина была в одноразовых перчатках, которые то и дело прилипали к нежной розовой коже ребенка. Я смотрела со стороны на эту картину и одновременно чувствовала холодную воду, холодный воздух... Я вдыхала и выдыхала и в какой-то момент я поняла, что этот беззащитный младенец под струей холодной воды - это я.

Я не помню, когда я точно решила, что не буду рожать в больнице. Я помню, что на первых месяцах беременности, вдруг сказала себе: "что в этом такого?" Но потом я открыла книгу "Мы ждем ребенка" и, читая главы про роды в больнице, вспомнила холодную воду, липкие перчатки и плач младенца. Вспомнила, как впервые увидела свою фотографию в роддоме в тележке для младенцев и, спросив родителей, почему я там одна с чужой тетей, расплакалась.

Для нас, взрослых, очевидно, что в этом мире воздух бесплатный, деньги, которые мы зарабатываем, нужно платить за еду, воду и электричество. 
Для ребенка мама - это и воздух, и еда, и вода и электричество. 

Роды дома стоят дороже, чем в больнице. Но я найду способ их оплатить, даже если мы будем жить в квартире поменьше, есть еду чуть попроще и реже покупать новые вещи. Точно так же с садиками и школами. Каждый выбирает то, что ему важнее. Что важнее его детям.

Работая сейчас в семье, где пятеро детей и оба родителя находятся на работе по 8-9 часов в день, я смотрю на их красивую квартиру, мебель, полный холодильник еды, комнаты для каждого из детей, горы игрушек и новой одежды... Я беру на руки младенца, от которого 4 месяца назад ушла на работу мама и с тех пор он видит ее раз в несколько дней, когда она случайно возвращается с работы, пока он еще не заснул... И я думаю о том, что у меня не было своей комнаты, было меньше игрушек, еда была простая, приготовленная мамой, одежда была часто сшитая мамой или от старшей сестры, мы не ездили за границу и не ходили по ресторанам. Но у меня была МАМА! Не только по выходным, не только после 9 часов вечера или до 6 утра. 

Мама и Дора написали несколько постов к началу учебного года, которые подняли бурю возмущения у людей: "Как же так можно писать?", "Не у всех есть возможность!", "Деткам там хорошо!", "Мне было хорошо!". Так вот, попробуйте подышать*, может быть вы вспомните, как именно "хорошо" вам там было. 

На днях я искала что-то в ютубе и случайно наткнулась на ролик "первое купание в роддоме".Не знаю, зачем я решила его посмотреть. В нем я увидела все то, что несколько лет назад вспомнила между вдохом и выдохом. Пару лет назад я рассказала будущему мужу, как, дыша, вспомнила себя под краном в раковине. С тех пор он иногда вспоминал об этом и каждый раз спрашивал, как же я вспомнила такое. Сейчас я позвала его и показала ему ролик, в котором все точно так, как я вспомнила. Он был в ужасе. Сказал: "младенцу здесь очень больно"...

Плач новорожденного под краном, плач младенца в яслях, плач ребенка у ворот садика... В наше время это считается нормой: "поплачет и перестанет, успокоится, побежит играть с детками!".  А мы пойдем делать то, что считаем более важным.

Главное - всегда помнить: это НАШ и только наш выбор. Мы уже не маленькие беспомощные новорожденные под краном холодной воды, не маленькие дети в яслях и садиках без мамы. Мы выросли и теперь несем ответственность за наших детей, за то, что им потом придется вспоминать между вдохом и выдохом. А нам нужно будет жить с тем, что мы им сделали, и тем что, они вспомнят.
Дети - это не игрушки, которых заводят, чтобы было с кем поиграться после работы и кем гордиться, когда они вырастут. Дети - это люди. Люди, которые чувствуют так же, как и мы, и иногда даже сильнее. 

Да, невозможно быть идеальными родителями, я понимаю это уже сейчас, еще не став полностью мамой. Но можно хотя бы просто "быть" у наших детей и не оправдываться перед ними и всеми окружающими под каждым постом о домашнем воспитании и, в первую очередь, перед самими собой: "не у всех есть возможность", "не всех муж обеспечивает". Нам очевидно очень много простых вещей. Что даже если денег мало, вещи эти необходимы, и мы сделаем все, чтобы достать на них деньги.Подумайте о том, что очевидно для вас.

Для меня очевидно, что детей не рожают в роддоме, не отдают их чужим людям. Даже если эти люди, они "прямо как мама!!" Они не мама.Всегда можно найти способ достигнуть то, что нам важно. Зарабатывать деньги можно работая дома. Это НАШ выбор: что нам важно больше, а что меньше. 

Я знаю, что пишу резко. Я знаю, что кому-то, возможно, будет больно это читать. В нашем мире и в интернете есть очень много людей, которые выбирают рожать в роддоме, отдавать детей в ясли, садики и школы. Если кто-то решил этого не делать и пишет об этом на СВОЕЙ ЛИЧНОЙ СТРАНИЦЕ, необязательно обижаться, принимать это на свой счет, спорить, осуждать и т.д. 

Каждый выбирает, что он хочет чтобы потом вспомнил однажды его ребенок. Я не хочу, чтобы он вспомнил холодную воду, липкие перчатки, чужих мам, ворота садика, разделяющие его со мной, потому что "не у всех есть возможность".

У меня вопрос, почему некоторые из вас считают, что у моих родителей была такая возможность, когда они решили, что не отдадут нас чужим людям? Я открою вам страшную тайну: у них просто не было никакой другой возможности, точнее, они не видели никаких других вариантов. 

Я желаю всем нам быть уверенными в своем выборе и реже спорить под чужими постами, доказывая всем вокруг, что мы все сделали правильно. Я желаю всем нам всегда помнить, что мы когда-то тоже были этими самыми "детками". А главное, не забывать дышать. 

* ребёфинг (дыхательная психотехника)

Автор - Мара Зиниград сентябрь 2020 года
берет

(no subject)


Продолжение хлебной истории.

А другой ребёнок попробовал дрожжевой хлеб и решил спечь такой же пышный и белый, но на закваске.
И спёк.

Очень хорошо получилось. Эстер, которая виртуозно печёт халы на закваске, сказала: "Что-то много конкурентов развелось". Это комплимент, конечно.

Так что мамы-папы девочек, берите на заметку, где брать женихов, которые и хлеб на любой вкус спекут, и с электроникой управятся, и к малышам подход найдут ))
берет

(no subject)


Приходит ко мне мой ребёнок и говорит:
- Мама, я хочу годик есть другую еду, а потом опять перейду на ЗОЖ. Я хочу мягкий хлеб как в магазине.

Я очень положительно отнеслась к этому. Понимаю, что человек через общение в интернете видит другую жизнь и хочет попробовать. Интересно, что слово "ЗОЖ" и вообще понятие о "правильном" питании не из нашего домашнего лексикона.

Я ответила:
- Конечно! Ты можешь есть то, что хочешь. Только лучше, если ты будешь готовить это сам. Я куплю тебе дрожжи. Белая мука у нас есть.

Ребёнок с большим удовольствием спёк две буханки на дрожжах из белой полбовой муки и три пиццы. Был очень горд собой.
Я сказала, что в семейной жизни очень круто, когда мужчина умеет печь хлеб.

Некоторым детям хлеб не понравился, сказали, что хлеб без закваски вкуса не имеет.

Эта история - маленький пример нашего взгляда на воспитание детей.
Есть мы, с нашим выбором и принципами. Есть люди, произошедшие от нас, но не мы. Каждый из них должен сделать свой выбор, касающийся и больших и маленьких решений, должен взять ответственность за свою жизнь на себя.

Мне кажется основополагающие вещи в полноценном развитии ребёнка: устойчивость его родителей в жизни (постоянство их идеалов и принципов) и свобода выбора для самого ребёнка, право на поиск и на ошибки.

И над всем этим, как неизменная субстанция - безусловная любовь родителей к ребёнку.

Квасной хлеб и хлеб, выросший на дрожжах, внешне могут быть очень похожи. А вкус и химический состав у них совершенно разные. И тесто для этих хлебов всходит с разной скоростью. Так и дети. Вы меня поняли ))
берет

О маме

Записываю свои детские воспоминания и часто ловлю себя на том, что моя Мама будто бы отсутствует в них, будто моя детская жизнь проходила без её участия.
Думала, почему так получается и какую роль я сама играю в жизни моих детей.
Мама - это человек, который нужен ребёнку, как воздух, как вода, как пища. Мы не часто задумываемся о том, как хорошо, что нам есть, чем дышать. Мы вспоминаем о воде только в моменты жажды, а о пище - в моменты голода. Мы принимаем как данность присутствие всех этих вещей в нашей жизни и начинаем ценить их, только когда лишаемся или чувствуем недостаток в них.
Мы с необычайной силой думаем о маме в периоды разлуки с ней и принимаем как должное её присутствие рядом.

В моей памяти сохранилось много ярких и счастливых моментов, связанных с близкими и далёкими людьми, но самые глубокие и сильные воспоминания о Маме - это часы, дни и недели разлуки с ней.

Я помню мою первую поездку без Мамы. Моя любимая, обожаемая бабушка Реля повезла меня "на воды" в Друскининкай. Мне было 7.5 лет. Эта было волшебное путешествие! Полёт на самолёте, поездка по железной дороге, знакомство с Москвой, Ленинградом, с родственниками и друзьями бабушки, чудесные прогулки по прибалтийским паркам, катание на корабле по Неману - всё приносило радость и ощущение счастья и свободы.
Но во всём этом счастье мне не хватало Мамы. Причём в моих детских мыслях Мама пребывала не в образе обычного человека, нет, её образ был значительно шире и безграничней. Мне не хватало её как Вселенной, в которой я могу дышать, греться, могу двигаться и смеяться. Мне всё время хотелось уткнуться в неё, почувствовать её запах и прикосновение её рук к моему телу. Позже ощущение нехватки Мамы притупилось и выместилось приятными событиями и курортными развлечениями. Но часть меня как-будто замерла и перестала дышать.

Иногда я думаю, что было бы, если бы моя Мама всё время была со мной и я не знала бы разлуки с ней.
Моя мама - очень яркий, творческий человек и красивая интересная женщина. И мне передались многие её таланты и способности. Я восхищалась моей Мамой, её гордым профилем, густыми длинными волосами, красивыми женственными руками, её чувством юмора и умением создать вокруг себя тёплую творческую атмосферу. Во мне поднималась детская гордость, когда я шла рядом с Мамой по коридору больницы, шла рядом с врачом в белом халате, на высоких каблуках, рядом с человеком, которого все знают и с которым почтительно здороваются. Мне нравились мамины духи, бусы, шляпы, нравился маникюр на тонких пальцах и помада на губах. Всё это наполняло мою жизнь красотой и вдохновением.
Но дороже всего мне была Мама без макияжа, в домашних тапочках и халате, Мама, пекущая мой любимый маковый пирог, Мама, гладящая мою спинку, Мама, к которой всегда можно прижаться и на минуту забыть обо всех горестях этого сложного мира.
И сейчас я уже давно не ребёнок, но я каждый день благодарю Всевышнего за мою Маму, за то, что она у меня была и есть, за то, что и тогда, и сейчас мне есть к кому прийти и в кого уткнуться.

А про мою роль в жизни моих детей когда-нибудь расскажут они сами. Но помню, как когда-то маленький Хаим очень образно описал моё значение для него. Ему было лет шесть, и он сказал так: "Когда я обнимаю тебя, мне не нужно кушать, я подзаряжаюсь от тебя".

Автор Яна Зиниград
2019 год
берет

Жизнь с детьми

По следам вчерашнего лайва.
Я всегда затрудняюсь ответить на вопросы о нашей совместной жизни с детьми.
- Чем занимать детей?
- Есть ли у нас режим дня?
- Как проходит обучение?
- Как мы решаем вопрос с социализацией детей?
- Остаётся ли у нас время для себя?
Мне кажется, что представляя себе картину домашнего воспитания, люди пытаются увидеть её в тех же красках, описать теми же понятиями, что и картину "нормальной" жизни в системе.
А эти картины так же не похожи друг на друга, как графика и трёхмерное цветное изображение.
(Я не хочу обидеть графиков, просто взяла эти образы в качестве примера.)

Мне сложно ответить на каждый из этих вопросов, но я попробую дать ответ сразу на них все.

Переход из бездетной жизни в родительство напоминает мне прыжок в море. Вчера ты был свободным, независимым, не отвечал ни за кого, а сегодня ты - родитель со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Минуту назад ты был совершенно сухой, а сейчас ты целиком мокрый, во всех самых укромных уголках своего тела.

Я вижу родительство так: родителями становятся вмиг, целиком и полностью, 24 на 7 и на всю жизнь. Как нырнув с берега в море, невозможно остаться частично сухим, так нельзя даже на минуту, на час, на день взять отгул от роли родителя.
Невозможно, в отличие от прыжка в воду, доплыть до берега, выйти и обсохнуть на тёплом песочке. Ты прыгнул и всё, теперь плыви.

Дальше каждый выбирает свою стратегию. Можно бить руками и ногами по воде, барахтаться, судорожно хватать ртом воздух и пытаться ухватиться за любой проплывающий мимо предмет.
Можно принять ситуацию и постараться слиться с водной стихией, научиться черпать в ней силы, ловить волну, подниматься и опускаться с ней, иногда подныривать под воду, дышать размеренно, расслаблять тело по мере возможности и напрягать по мере необходимости.
(Я - не специалист ни в области живописи, ни в плавании, но вот такие образы приходят в голову. Каждый может представить себе свои.)

В момент появления в семье первенца, жизнь женщины и мужчины меняется самым кардинальным образом. Можно пытаться вернуть себе былую свободу, можно принять новое положение целиком, окунуться в него и научиться черпать в нём силы.
Черпать силы изнутри этой новой реальности. Это очень важный момент.

Потому что если искать энергию снаружи (вот сейчас мы уложим детей и отдохнём, вот завтра отвезём их к бабушке и вздохнём свободно, вот уедем в отпуск на недельку и восстановим свои силы), то жизнь превратиться в серию побегов и возвращений в зону и ощущение счастья будет всё время ускользать от нас.

Секрет домашнего воспитания состоит в создании постоянного поля любви и приятия. С этого всё начинается. Дальше в каждой семье может быть своя картинка, но это поле - необходимое условие. Иначе очень быстро наступает обесточивание всех членов семьи.

Каким образом создаётся это поле? В моём представлении так: родители принимают любовь, свет и тепло Свыше, наполняют этой энергией себя и разливают её вокруг. Понимаете, это нечто очень материальное! Дети купаются в этом поле, постоянно подзаряжаются, получают всё необходимое для роста и развития.

Младший сын, когда ему было четыре года, замечательно сформулировал эту систему энергообмена словами. Он сказал: "Когда я к тебе прижимаюсь, мне не хочется кушать, я как-будто становлюсь сытым."
(Это, кстати, очень интересный момент. Насколько человеческая потребность в душевном тепле, любви, объятиях заменяется желанием наполнить едой рот и желудок.)

Самой маме, так же, как и её детям, необходимо это поле. Женщина, способная постоянно пропускать через себя Божественную энергию и разливать её вокруг, не будет чувствовать потребности во внешней подпитке.
Но это идеал, к которому можно стремиться. В реальной жизни есть много причин "засорения" канала и истощения потока любви.

Но мне кажется, что решение внутрисемейных (да и всех остальных) проблем стоит искать в стремлении к этому образу и очищению "засоров", препятствующих свободному течению Божественной любви в наш мир.

Чудо в том, что, постоянно находясь в поле любви, приятия и понимания, дети довольствуются очень немногим. Они спокойны, удовлетворены, способны занимать себя, младших братьев и сестёр. У них сам собой раскрывается творческий потенциал, они открыты миру и всему новому.
Маме достаточно лишь иногда сказать каждому ребёнку несколько тёплых слов, обнять, приласкать, подать идею новой игры или творчества, покормить, выкупать, просто согреть взглядом, и волшебным образом день проходит гладко, все довольны, все готовы слушать и слышать друг друга, нет ссор и криков, жизнь-сказка.

Когда дети были маленькими, я часто замечала связь между моим внутренним состоянием и поведением детей. Дети отражали мои чувства. Если я была раздражена и обижена на весь мир, между детьми вспыхивали ссоры. Если я "плыла в потоке" и излучала умиротворение, дети по многу часов дружно играли вместе, изредка подходя ко мне, чтобы обнять или подкрепиться едой. Время проходило приятно и мирно и домашние дела не отнимали у меня много сил, а в душе жило ощущения счастья. Вечером дети легко засыпали, а у меня ещё оставались время и силы на общение с мужем.
Вот такая картина.

В жизни всё, конечно, объёмнее, сложнее, интереснее и ярче, чем в моём описании. Просто я попыталась объяснить, что родительские проблемы и задачи не существуют в виде отдельного от жизни списка. Каждый вольно или невольно выбирает свой поток, свою волну и движется с ними, и, в зависимости от энергии этих потоков, приходят те или иные задачи и их решения. На мой взгляд, стоит попытаться увидеть всю картину целиком и самому стать художником, воплощая в жизнь свой идеал.

С любовью,
ваша Яна Зиниград
берет

(no subject)

Запись живого эфира.
Домашнее воспитание.
Взгляд со стороны мамы.
Взгляд со стороны дочки.



Часть 1. https://www.youtube.com/watch?v=ToHwLHq43Yk
Часть 3. https://www.youtube.com/watch?v=b4Ufw9faqss
Часть 4. https://www.youtube.com/watch?v=tHPZP7dooyg
Часть 5. https://www.youtube.com/watch?v=VGpovyYetD4
берет

О самом важном

Я стремительно летела вниз по крутой светящейся горке. Долетев до самого её конца, я остановилась.
Я ощущала в себе невероятную любовь. Точнее, я сама была сгустком любви. У меня не было тела, но тем не менее я существовала. Я была собой, и единственное, что я ощущала, были любовь и приятие. Всех и всего в мире.
Я летела над Иудейскими горами, над лесом и дорогой, ведущей в нашу деревню, я видела всех её жителей, я видела всех людей на планете. И любила всех их вместе и каждого в отдельности. Только любила и больше ничего.
Я пребывала в состоянии полной эйфории. Мне было невероятно, неописуемо, сказочно хорошо. Я была полностью счастлива и вся состояла из любви. Я была самой любовью.
Я чувствовала лёгкость, отсутствие границ, я пребывала в состоянии абсолютного счастья и умиротворения. Весь мир и все люди в нём были прекрасными. Я принимала всех.

Collapse )