Яна Зиниград (yana_zinigrad) wrote,
Яна Зиниград
yana_zinigrad

Categories:

О самом важном

Я стремительно летела вниз по крутой светящейся горке. Долетев до самого её конца, я остановилась.
Я ощущала в себе невероятную любовь. Точнее, я сама была сгустком любви. У меня не было тела, но тем не менее я существовала. Я была собой, и единственное, что я ощущала, были любовь и приятие. Всех и всего в мире.
Я летела над Иудейскими горами, над лесом и дорогой, ведущей в нашу деревню, я видела всех её жителей, я видела всех людей на планете. И любила всех их вместе и каждого в отдельности. Только любила и больше ничего.
Я пребывала в состоянии полной эйфории. Мне было невероятно, неописуемо, сказочно хорошо. Я была полностью счастлива и вся состояла из любви. Я была самой любовью.
Я чувствовала лёгкость, отсутствие границ, я пребывала в состоянии абсолютного счастья и умиротворения. Весь мир и все люди в нём были прекрасными. Я принимала всех.

В какой-то момент, вернувшись к горке, я заметила Сашу и маму рядом со мной. Их фигуры были полны грусти и ожидания. Мне хотелось, чтобы они обернулись ко мне, порадовались вместе со мной, но они в печали стояли возле какого-то неподвижного тела, лежащего на высокой кушетке. Тело не подавало никаких признаков жизни, и они стояли, склонившись над ним в надежде и ожидании. В этот момент я поняла, что это тело раньше было моим.

Мне так сильно захотелось передать маме и Саше то неимоверное чувство счастья, лёгкости и любви, в котором я пребывала! Мне хотелось кричать им: "Я с вами! Со мной всё хорошо! Я счастлива! Я люблю вас!" Но крики мои были беззвучны, а волны моей любви не доходили до них.

И я поняла, что единственный способ донести до них то, что не стоит беспокоиться за меня, это влезть в то тяжёлое большое тело и "оживить" его.
Мне очень не хотелось этого делать, и было очень грустно расставаться с той формой бытия, в которой я пребывала и в которой была бесконечно счастлива.

Но я не могла оставить любимых мною людей скорбеть возле бесчувственного тела. И я полезла. Полезла в тело. Это давалось мне непросто. Я с трудом втискивалась в него, проталкивая себя, необъятную и светящуюся, в узкую щель. Ощущение лёгкости улетучивалось. Усилием воли я заполняла собой безжизненное тело и старалась заставить его двигаться.
Это стоило мне больших усилий, но печальные, склонённые надо мной лица Саши и мамы придавали мне сил. Я должна была донести до них, что со мной всё хорошо.

Тело было грузным и неповоротливым, и мне стоило немалых усилий заставить его хоть чуточку пошевелиться.
И вот, наконец, мне удалось двинуть пальцем на руке. Я увидела, как засветились лица моих близких. Они оживились и стали переговариваться между собой, радуясь этому событию.
Я продолжала "оживление" тела. Наконец я смогла чуть приподнять одно веко, а потом и приоткрыть глаза. Теперь я смотрела на маму и Сашу сквозь глаза.

Постепенно тело согревалось и наполнялось жизнью. Мне смочили губы. Саша спросил: "Как ты?"
Как я? Что я? Кто мы? Я не могла ответить на эти вопросы.

Но в те мгновения ко мне пришло совершенно ясное сознание, что мы приходим в этот мир только для того, чтобы говорить слова любви и обнимать наших близких. Для этого нам даны губы, для этого нам даны руки и всё наше тело. Только для этого. Всё остальное - суета сует.

Сквозь сон и усталость я увидела рядом с мамой мою сестру. Она приехала на такси, чтобы поделиться со мной своей кровью редкой группы. Наши глаза встретились, и я от всего сердца призналась ей в любви. Потом она вспоминала мои слова и говорила, что я никогда в жизни не говорила, что люблю её.

Этот опыт стал той точкой отсчёта, той системой координат, с которой я сверяю всё происходящее со мной и вокруг меня.
Благодаря будто приоткрывшейся мне завесе над нашим миром, я точно знаю, что в мире есть только любовь и только свет. А ненависти и тьмы просто не существует. Ведь то, что мы называем ненавистью - это отсутствие любви, а тьма - это отсутствие света.

С того дня прошло уже 10 лет, но я часто возвращаюсь к подаренным мне ощущениям, к открывшемуся мне пониманию всей нашей жизни. В самые сложные моменты я напоминаю себе: губы нам даны, чтобы говорить слова любви, а руки - чтобы обнимать. Нас спустили на эту землю, чтобы дать нам возможность выражать свою любовь. Ведь для того, чтобы испытывать её, тело нам не нужно.
Tags: важное, мысли вслух, самопознание, философия жизни, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments