Яна Зиниград (yana_zinigrad) wrote,
Яна Зиниград
yana_zinigrad

"Учительница первая моя..."


Вот статья тут про школу, учителей и прочее ...
Воспоминания что-то нахлынули, а какие - угадывайте сами.

"Во многой мудрости..." Статья Аркадия Застырца.

 

"Тридцать пять лет спустя я помню и, видимо, буду помнить всегда не только состав (коричневый портфель из твердой кожи, красный полихлорвиниловый пенал, красные, синие и белые счетные палочки в черной коробке, карандаши и ручка, букварь, прописи и тетради в линейку со специальной вспомогательной косой разметкой), но даже запах своего школьного снаряжения накануне первого 1 сентября. Мышиного цвета костюмчик, белоснежная рубашка, новые башмаки и сменная обувь в синем мешке со стянутой шнуром горловиной... Все это внушало потрясающее чувство, радостное и тревожное, - ощущение новизны, серьезности и взрослой значительности предстоящей полосы.

Мне повезло с учителями. Первая - Мариам Михайловна Полыновская - была воплощением парадоксального, почти божественного единства строгости и доброты. Внешность, голос, каждое движение - все - в точном соответствии с этим единством. В начальной школе я мало чему научился в программном смысле (с пяти лет умел читать и считать, причем не по слогам и не до десяти), но кое-что все-таки, благодаря прекрасной Мариам, приобрел - внутреннюю дисциплину, возможно, способность личным усилием преодолевать рутинные завалы... Хорошо это или плохо, не знаю. Но в жизни пригодилось не раз.


Вторым моим школьным наставником стал Борис Федорович Закс, заслуженный учитель, редкий знаток русской и зарубежной литературы, блиставший в то время и на университетской кафедре. Он был нашим классным руководителем. С почти уродливой, прямо сократовской внешностью, человек взрывного характера, чьи проявления самой нежной родительской любви часто сменялись кошмарными сценами, в которых он доходил до вызывающе грубых, но всегда справедливых заявлений, саркастических, гиперболизированных максим и мог держать весь класс в жутком трепете на протяжении целого урока, а то и двух. В порядке вещей были такие, к примеру, незабываемые и неоднократно повторявшиеся фразы: "Передайте вашим родителям, что они - свиньи"; "Дежурство - это государственный пост"; "Оправданием неявки на контрольную работу может быть только смерть"; "Хорошим химиком или математиком можно быть и в фашистской школе"...


Между нами всегда была пропасть, разделявшая два поколения - его, до мозга костей советское, несмотря на ХХ съезд и прочие сполохи полуправды, и наше, тоже, конечно, советское, но уже отнюдь не до мозга костей. Тем не менее Бориса Федоровича я любил, его знания передались мне легко и естественно, очевидно составив гуманитарный фундамент моего нынешнего сознания.
Были и другие, честь им, слава и хвала, и добрая память тем, кого уже нет в живых. И я наверняка вспомню о  них в иное время и по иному случаю.


Теперь приходится о другом. Разумеется, такого уровня учителей (преподавателей + воспитателей), какие учили нас, сегодня почти не осталось. Однако невозможно довольствоваться известными сетованиями по этому поводу (как известно, раньше "все было лучше"). Хочется понять: почему сегодня в средней школе не только все меньше настоящих учителей, но и абы каких не хватает?
Сначала отвечу на вопрос попроще: почему лично я, проработав школьным учителем семь лет, ушел из школы и не собираюсь туда возвращаться. Отвечу твердо и безо всяких экивоков: потому что профессия учителя оказалась мне не по силам. Я понял, что, продолжая трудиться на этом поприще, окончательно подорву свое здоровье и вряд ли доживу до пенсионного возраста. Может быть, дело во мне? Кишка тонка, как говорится? Да нет, я знаю немало учителей по призванию, чей опыт, чья жизнь и чья, как ни грустно об этом говорить, ранняя смерть подтверждают несомненную истину: профессия эта - одна из самых тяжелых, она забирает все силы целиком, она требует этого и не прощает даже малейших недоработок, не говоря о халтуре.


Отсюда очень просто ответить и на главный вопрос: почему из школы бегут, почему приток молодых специалистов в среднее образование катастрофически мал, а педагогические вузы пополняют своими выпускниками ряды работников и бизнесменов, никакого отношения к школе не имеющих. Все это происходит оттого, что учительская зарплата в государственных школах по всей России ничтожно, смехотворно, издевательски мала и не представляет собой не только стимула, но и простого средства для восстановления затрачиваемых учителем сил.

Теперь гос. мужи объявили, что собираются повысить эту зарплату чуть ли не в два (!) раза. Значит, теперь тот, кто получал 800, будет иметь полторы тысячи рублей в месяц? Впечатляющее решение! Могу на это ответить от себя лично. Почему бы и нет? В конце концов, у меня в багаже изрядный опыт педагогической работы, и будет вполне резонно рассмотреть возможность моего возвращения в школу. Так вот, я не соглашусь работать учителем даже за две тысячи в месяц. Долларов, разумеется. О рублях тут вообще разговор не уместен. Пожалуй, я мог бы всерьез начать переговоры, начиная с оклада в пять тысяч долларов. Читатель "Науки Урала" полагает, что я зарвался? Что это слишком большая сумма? А мне так вот ясно представляется сейчас ухмылка молодого столичного жителя (не воображаемого, а одного из моих реальных знакомцев), который, едва окончив технический вуз, легко устроился на работу в фирменный автомобильный салон за эти самые ежемесячные "пять штук баксов".

Так повысьте же хотя бы на порядок зарплату учителям, господа министры-капиталисты! Вам же в казну сторицей вернется... Как же, держи карман шире. Деньги находятся Бог знает на какие проекты. На золочение всей столичной правительственной недвижимости, на возведение циклопических истуканов, на войну, на парады и фейерверки, на обеспечение целой армии народных (правильнее, наверно, называть их инородными) депутатов (уж они-то у нас не по полторы тысячи в месяц имеют, в какой угодно валюте, а плюс еще квартиры в Москве, дачи, автомобили и прочую оргтехнику). Да не жалко было бы, если бы дело делали! Я ведь не о буржуазии говорю, а о наемных управленческих работниках. Неужели трудно понять, что роскошь на фоне не решаемых насущных проблем, как минимум, неприлична.

Моя добрая приятельница, старательный, опытный и любимый детьми учитель, директор одной из самых известных в Екатеринбурге школ, недавно с горечью и даже с отчаяньем заявила, что собирается увольняться. - Как? Почему? - Она ответила: потому что невмоготу смотреть, как разрушается то, что долгие годы строилось собственным тяжким трудом...

По этому же поводу должно быть сегодня невмоготу большинству российских граждан. Потому что образование - не просто отрасль, не одна из форм культурной жизнедеятельности, образование - попросту говоря строительство будущего. Ведется оно сегодня спустя рукава и на жалкие гроши. Таким оно, видно, и явится, наше будущее, - кривым, косым, недоделанным и жалким. Ни расширение срока обучения, ни новые учебники (что, конечно, тоже немаловажно...), ни умные слова с экранов телевизоров ничего не изменят.

Во многой мудрости много печали, - сказано в книге Экклезиаста. Трудно с этим спорить. Что ж, скоро нам, вероятно, суждено узнать, чего много во многой глупости, безграмотности и невоспитанности... Впрочем, не будем лукавить, нам это уже и сегодня хорошо известно."

Наука Урала №17 Сентябрь, 2001

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments