Яна Зиниград (yana_zinigrad) wrote,
Яна Зиниград
yana_zinigrad

Песах. Семь дней.



Дни Песаха были невероятно насыщены новыми впечатлениями и потрясающими открытиями для меня. Очень хочется поделиться всем с вами, потому что чувства и мысли просто переполняют меня. Но именно в такие моменты я понимаю, как теряется полнота ощущений и целостность размышлений при попытке вербально передать их.

Жизнь - это огромное полотно, над которым работает невидимая рука мастера. С течением времени на картине появляются всё новые мазки, порой сильные, яркие, порой нежные, чуть заметные. На палитре - несчётное количество красок всех цветов и оттенков. Полотно жизни можно рассматривать бесконечно, оно недосягаемо по своей глубине и многоплановости. Оно разное в разное время дня и ночи, летом и зимой. Человек - это рука, держащая кисть. Он выбирает тот единственно нужный цвет, который он нанесёт в этот момент на холст, он решает, что будет главным в картине, а что отойдёт на второй план, в тень.
В жизни есть моменты, когда человеку кажется, что ему подвластно всё происходящее, что все события в жизни можно просчитать и продумать, но приходит время, и ты понимаешь, что рукой движет невидимая, но могучая сила - Мастер живописи, Создатель и Творец всего сущего, единый и вечный. И тогда твоя кисть на миг замирает в воздухе, не успев коснуться полотна, и твои губы шепчут слова благодарности Всевышнему.

Такой я вижу жизнь. Чувствую себя рукой, вдохновенно работающей над грандиозным полотном - картиной моей Жизни. Каждый день, каждый час я делаю свой выбор, мешаю краски на палитре, наношу мазок за мазком, слой за слоем масло. И чем дальше продвигается работа, тем явственней я ощущаю "дыхание" Творца за собой.

Вступление получилось таким длинным... Значит рассказ о Песахе я постараюсь сделать кратким.
 

Пасхальный седер. Непривычно неспешный и тихий, в котором хватило времени для каждого вопроса детей и ответа Саши на него. Маца, четыре стакана виноградного сока, марор, карпас, харосет. Скромная трапеза. Наполненность происходящего содержанием, которого мне так не хватало в детстве, когда наша семья и наши друзья собирались за праздничным столом. (Тогда мы отмечали совсем другие праздники...)

Первый день Песаха. Не по весеннему хмурое небо. А дома тепло и светло от танцующего в печи огня. На столе - овощи, молочное и пасхальная выпечка. Даже в ней - воспоминание о нашем рабстве, о выходе на свободу и о блуждании по пустыни. Радостно и немножко грустно. Быть свободным человеком непросто и немного страшно. Гораздо легче, когда за тебя всё решает твой хозяин. С тех пор сменилось много хозяев. Образ фараона давно стал сказочным, сейчас другие господа, и в руках у них уже не хлысты... А рабство, рабство в душах... Как нелегко избавиться от него. Как страшно сделать шаг навстречу набегающей волне. Как трудно поверить, что море расступится...

Второй день - общение с эфиопскими евреями. Захватывающее, очаровывающее, похожее на сошедшую со страниц книги сказку. Эти люди, бесстрашно шагнувшие в наше время из глубины веков, несущие с собой всё, что мы потеряли. Непривычно открытые, весёлые, расслабленные, любящие работу. Хотя понятие "работа", наверное, не вписывается в их мышление. Работа от "раб", а для них работа - это радость и творчество. Ах, какие вещи делают они своими руками: домотканные одежды с чудесной вышивкой, плетённые коробы, сосуды из земли! Как нежно и бережно они относятся к детям. Как уважительно младшие слушают старших! Я готова была остаться с ними навсегда.

Третий день - суббота. Опять мы все вместе. Никуда не надо спешить. Неторопливые беседы, чтение вслух, покачивание в гамаках, валяние на огромной подстилке, развёрнутой посреди зелёной лужайки.

Четвёртый день. Встреча, знакомство, общение с необыкновенными людьми, имена которых звучат как легенда на устах многих. Александра Соломоновна и Арон Залманович Гуревич, Игорь Борисович Чарковский и его ученица Лара.
День, проведённый с ними, по силе впечатлений и глубине общения равен, мне кажется, нескольким годам моей жизни. Я не могу описать это всё здесь и сейчас. Хочу подождать, пока уляжется в моей голове и душе буря, вызванная контактом с ними.
Сейчас мы с Сашей готовим серию статей о семье Гуревич. В апрельском номере "Домашнего ребёнка" будет первое интервью с ними. В этом же номере, скорей всего, можно будет прочитать рассказ о Чарковском. Думаю, что статья о человеке, подарившем людям идею о родах и о развитии в воде, будет интересен очень многим, хотя, конечно, никакой самый подробный рассказ об этом удивительном человеке не заменит нескольких часов, проведённых с ним.

Пятый день, как будто продолжающий предыдущий. Море, море, море, открывающееся перед нами по новому и возвращающее наши мысли к услышанному вчера. 

Седьмой день.Снова общение. Теперь уже с людьми, давно знакомыми и близкими. И опять нить беседы незаметно убегает в тот разговор. Интересно послушать мнение людей, живущих в другом мире, но ищущих.
Вечером опять короткая встреча с семьёй Гуревич. Альбомы с фотографиями, стихи, рассказы. Я выхожу от них, чувствуя, что у меня за спиной появились крылья, понимая, что я обрела ещё одного учителя.

Сегодня - первый день будней. Оглядываюсь назад и понимаю, что эти несколько дней Песаха осветили мне дорогу на много дней, месяцев, а может быть лет, вперёд.

Я забыла написать ещё об одном событии этих дней. К нам пришли котята. Вернее, их привела Дали. И усыновила их. А потом их усыновили Эстер и Мара. И это событие для нас. Потому что каждое животное, нашедшее приют в нашем доме - это, так сложилось исторически, не само собой разумеещееся дело, а работа над собой, над своим отношением к окружающему нас миру и установление новой связи с ним.
 

Вот теперь ВСЁ. Фотографии - в отдельном посте и в журнале "Домашний ребёнок".

Tags: жизнь, люди, мысли вслух, праздники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments