March 22nd, 2020

берет

Витя Гольдберг

Пользуясь затишьем во всём мире и в нашем доме, сканирую старые фотографии. Ко мне подходит Хаим, выбирает из кучи снимков этот и говорит:
- Какое хорошее качество! Когда эта фотография сделана?
- 19 марта 1916 года - отвечаю я.
- Когда?! - глаза у Хаима становятся круглыми, он подсчитывает, - 104 года назад!

На снимке, как живая, Витя Гольдберг, Виктория Исааковна, младшая сестра моей прабабушки Доры. В 1916 году ей было 19 или 20 лет, она жила в Киеве с мамой и сёстрами. Позже она переедет в Петербург и выйдет замуж за украинца, тоже бывшего киевлянина, сына полковника царской армии. Когда-нибудь я расскажу вам эту историю, а пока молча думаю о ней.

19 марта 1916
берет

* * *

Саша обсуждал с работником телефонной компании Безек причины плохого качества интернета у нас дома. Разговор шёл на фоне детских голосов на том конце линии: женщина работает дома.

Потом Саша общался с адвокатом. В эту беседу тоже вплетались голоса и деятельность детей, которые проводят время дома с мамой. Их папа - врач-кардиолог в приёмном покое. Его жена рассказала, что на дежурствах теперь он спит, пациентов нет, в больницу никто не ходит. Она сама работает дома и поделилась с Сашей тем, что работать с детьми непросто, но она не представляет себе, КАК сможет снова отправить детей в школу. Саша утешил её напоминанием о том, что он работает так 26 лет, с того момента, как родилась наша старшая дочь. Мама-адвокат сказала, что больше всего ей мешает чувство вины, что дети нуждаются в ней, а она не может уделить им достаточно внимания.

Очень надеюсь, что мы все не вернёмся туда, где были до... Что мы не забудем то, что нам на самом деле важно. Не забудем, кто мы есть.
Для детей, думаю, эти месяцы жизни вместе с родителями будут потрясающими воспоминаниями, к которым они будут возвращаться в зрелые годы, уже сами став родителями.