September 12th, 2019

берет

26 августа 2019 года

.
Летели в маленьком новеньком самолётике. Персонал доброжелательный и улыбчивый. Наши места - в самом конце салона. Саша сидел с Марой и Эстер, за ними - мальчики. Я - напротив, через проход. Мои соседи - пожилая пара израильтян. Разговорились. Они услышали, что дети говорят по-русски и не знают иврит - спросили, в какой стране мы живём. Сами они из Герцлии, едут в Польшу путешествовать.

Жена: "К какому религиозному направлению вы относитесь? Везёте с собой еду и кастрюли, чтобы готовить? Мы едим везде, нам всё равно, что есть. Свинину? И свинину тоже.
Я - внучка раввина, а мой прадедушка приехал в Палестину перед смертью, хотел быть похороненным на Святой земле. Его могила была в Цфате. Мы искали и не нашли, наверное, она пропала после землетрясения."

Муж: "Моя семья из Беларусии. Папа приехал в 1935 году в Палестину строить киббуц, его братья и сёстры были коммунистами, они переехали в Россию, в Москву. В доме у моего дедушки останавливался любавический ребе, когда он переезжал в Латвию. Какой ребе? Ну, тот, который был до Мессии. Ха-ха. Мы взяли 6-часовую экскурсию по еврейской Варшаве, пойдём в еврейский музей. Вашим мальчикам лучше надеть кепки, не стоит ходить по Варшаве в кипах. Здесь антисемитизм. Конечно, по моему носу видно, что я - еврей. Но не стоит привлекать к себе излишнее внимание, они не любят евреев с характерными признаками: громко говорящих на иврите, с кипами. Наши предки были религиозные, да, но мы - нет. После войны мы с этим покончили. Если бы был бог, такого бы не произошло. А вы стали соблюдать в Израиле? Наш зять тоже вернулся к религии, ходит в синагогу, соблюдает субботу. Дочка - нет. Они отлично ладят. Наша внучка служит на Голанах. У вас там сейчас весело. Но после выборов всё закончится. Это всё политика."

Collapse )

берет

27 августа 2019 года

.
Шесть утра. На улице прохладно и сонно. Город медленно просыпается. Мы с Сашей тоже пытаемся проснуться, хотя это сложно после вчерашнего воздушного путешествия, аренды машины и поиска нашего временного пристанища.
Ночью стоянки бесплатные, а с шести утра часы начинают отсчитывать злотые. Злотых у нас нет, есть израильская кредитная карточка, но парковочный автомат её не принимает. Мы идём искать банкомат. Банк обнаруживается за углом, в нашем же доме. В семь мы получаем к доступ к банкомату, рассматриваем красивые польские купюры. Но автомат снова не согласен принять нашу дань, и мы идём вдоль по улице, в надежде встретить открытый магазин. Всё закрыто до восьми. Возвращаемся к нашему дому и замечаем движение возле кафе на первом этаже. "Джень добры!" - мы получаем звонкие злотые, а заодно по стакану свеже-выжатого апельсинового сока. Мы скармливаем монетки привередливому автомату и возвращаемся в нашу квартиру с арочными окнами на фасаде здания. Дома тихо, дети только начинают просыпаться.
За окном проплывает трамвай, чуть колышутся кроны деревьев, в утреннем воздухе - запах наступающего знойного дня.
Джень добры, Варшава!
берет

Польский генерал Владислав Андерс

.
Что мы, родившиеся и выросшие на бескрайних просторах советской империи, знали о Второй мировой войне, о роли в ней нашей Родины? Что мы знали о истории стран, оккупированных СССР в самом начале войны?
Мы поселились в Варшаве на улице генерала Андерса, и скромная табличка с его именем развернула перед нами грустную и героическую историю польского сопротивления, борьбы поляков с двумя соседними державами, договорившимися разделить Польшу, как лакомый пирог.
Ниже я привела выдержки из книги Владислава Андерса "Без последней главы".
Книгу можно прочесть по ссылке:
Collapse )