December 4th, 2008

кепка

Вот это да...

Неожиданно для самой себя перешла на сыроедение. Я, конечно, давно уже об этом подумывала, но вот так сразу - такого я от себя не ожидала.
Такое чувство, что это решение не через голову пришло, а будто тело меня к этому подтолкнуло. Сейчас прислушиваюсь к своим ощущениям. На варёное совсем не тянет, тем более на молочное и яйца. После свежей еды ощущения совсем не такие, как после горячего. Сытость есть, а тяжести нет, и в сон не тянет. Наоборот, чувствую заряд бодрости. Из прошлых привычек пока только горячий чай остался, разный: чёрный, зелёный, гибискусовый, травяной. Без чая у меня удои падают, хотя может это тоже от головы. Но раз организм горячего чайку просит в прикуску с мёдом или финиками - святое дело. Ему лучше знать.

Минуса у этого дела два.
Во-первых, себе отдельно готовить приходится, не всё, конечно, но многое.
Во-вторых, за детьми теперь не подъедаю, как раньше, а выбрасывать еду я не люблю. Хорошо, наша Дали выручает.

Открыла для себя новые вкусные блюда. Миндальное молоко, ммм... Прямо с вечера начинаю ждать, когда поднесу к губам стакан восхитительного ароматного, вкуснющего и сытного напитка.
Или "кус-кус" из цветной капусты и брокколи с оливковым маслом и травами. Или суши со свежими овощами, авокадо, проростками и тхиной.

Я знаю, эту тягу к живой пище невозможно описать. Многим сырая еда кажется невкусной и непитательной. Но тот, кто пробовал и вошёл во вкус, тот меня поймёт. :)
Играю в такую игру. Смотрю на какое-нибудь варёное-тушёное-печёное блюдо и спрашиваю у своего тела: "Хочешь?". И жду ответа. Будто невидимые волны, исходящие от еды, проникают в меня, и тело посылает ответные. "Неа, не хочу" - говорит. А потом подсовываю чего-нибудь свеженького: "Хочу, хочу!" - кричит.
Вот так и общаемся. За будущее не ручаюсь. Будем продолжать диалог. Может и к прошлой пище вернусь. Потому что у меня дело не в принципе и теории (как и с моим вегетарианством), а в интуиции и внутренних ощущениях.
кепка

* * *

Учусь не оценивать людей, и тем более не судить их, а только определять расстояние, на котором могут находится наши миры, определять степень допустимого проникновения других миров в мой. 
Раньше хотелось казаться вежливой, боялась обидеть кого-нибудь своей негостеприимностью. Теперь научилась уважать и не ранить других, но вместе с тем беречь свою территорию.

Иногда, когда внутренний голос слишком тих и неуверен, советуюсь с детьми. Похоже, они видят мир намного ярче и чётче, чем я. Людей они чувствуют с первого знакомства, с первого разговора. И ещё ни разу их первое впечатление от общения с людьми не было ошибочным.