я

Добро пожаловать!


В наш Терем-Теремок!

Жители Теремка:
~ Хаим - 13 лет
~ Мойше 16 лет
~ Йосиф 18 лет
~ Эстер 21 год
~ Мара (Мирьям) 24 года, её муж Натанель Пинто и дочка Лея
~ Дора 26 лет, её муж Яков Леви, дочки Хая и Батья и сын Давид

а также,
~ папа Саша 49 года
~ мама Яна, такая же молодая
берет

* * *

Знаете, что такое рожать и растить детей в условиях социального вакуума, в отсутствии поддержки окружающих, когда каждый "психолог" и каждая продавщица в магазине в два счёта докажет тебе, что дети твои будут нежизнеспособны и не выдержат жизненных бурь и невзгод?

Знаете, что такое сажать и растить деревья на целине, под палящим солнцем, среди камней и бурьяна?
Три часа копать ямку, выворачивая из сухой твёрдой почвы тяжеленные камни, осторожно опускать в неё ком земли, пронизанный тонкими нежными корешками с торчащей из него маленькой зелёной веточкой. Каждый день бегать к молодому саженцу поить его водой, осматривать его тонкий стволик и листики: нет ли вредителей. Удобрять, закутывать сеткой, подпирать от ветров. Зимой расчищать заросли колючих сорняков, вымахивающих выше деревца. Летом присыпать землю от испарения влаги и поливать, поливать, поливать. А ещё отпугивать диких животных, норовящих погрызть ветки.

И так проходит год, два, три, семь. И ты ходишь от деревца к деревцу по этой выжженной солнцем и продуваемой ветрами целине и лелеешь, и опекаешь, и обласкиваешь каждый саженец. Окидываешь взглядом жёлтое поле с еле заметными зелёными пятнами на нём и точно знаешь, что через 15, 20, 30 лет здесь будет шелестеть кронами роща. Здесь устремятся в небо крепкие стволы деревьев, здесь раскинется в стороны множество ветвей. Здесь высокие статные деревья будут нежно касаться друг друга кончиками листьев и покрывать землю плотной густой тенью.

Когда-нибудь я больше не будут тянуть шланг от одного дерева к другому, им больше не понадобится моя защита и опека. Я просто буду приходить, приезжать, возвращаться мысленно сюда. Я буду сидеть в тени зелёных развесистых крон, обнимать толстые стволы, закидывать голову вверх, любуясь причудливым зелёным кружевом листьев на фоне ярко-голубого неба, я буду вкушать плоды и наслаждаться красотой и прохладой маленького зелёного оазиса, выращенного мною на этой каменистой земле под палящим солнцем.
Когда-нибудь всё будет именно так. Я знаю.

А пока... пока я хожу по социальной, выжженной бездушием целине, опекаю, защищаю от жизненных бурь, обласкиваю каждого своего ребёнка. И знаю, точно знаю, что мои дети вырастут, повзрослеют, окрепнут и смогут выстоять в любых жизненных бурях, и смогут защитить, помочь, поддержать и помочь многим и многим другим людям.

А сейчас прощаюсь с вами и иду поливать будущую зелёную рощу.
Ваша Яна Зиниград
берет

О послушании и саморазвитии

Рассказала сыну об одном посте Михаила Лабковского на тему "полезен ли навык послушания", спросила, что сын думает об этом.
Он ответил: "Это вообще не про меня. Я всегда делаю так, как считаю нужным."
Я уточнила: "А вообще умение слушаться может быть полезно?"
Он мгновенно отреагировал: "Нет. Это мешает саморазвитию."

Этот мальчик с детства отличался тем, что в своих действиях полагался только на свои решения (чем, конечно, очень часто осложнял нашу рутинную родительскую жизнь). Не в моменты раздражения его упрямством, а на ясную голову мне всегда было очевидно, что это одно из самых важных человеческих качеств, которые помогают человеку выдержать давление толпы, остаться самим собой, найти свой путь в жизни и двигаться по нему, не обращая внимания на попытки окружающих пригнуть его голову и привести к общему знаменателю.

Я верила и верю в этого мальчика. Как и в каждого из моих детей.
Но удивила меня краткая точная молниеносная формулировка, в которой содержалась вся лекция на тему послушания.
берет

* * *

Подумала о том, что часто бывает так, когда мы сначала настойчиво учим детей "плохому", а потом пытаемся приучить к "хорошему". Вот только несколько примеров.

С рождения мы приучаем ребёнка справлять большие и малые нужды под себя. А после года-двух учим его контролировать эти процессы и не пачкать одежду.

Сначала мы приучаем детей "есть, что дают", не оставлять еду на тарелке, не быть слишком переборчивыми в пище. Правило "сначала обед - потом десерт" вообще не подлежит обсуждению. Нередко используем сладости в качестве поощрения в "дрессировке". А, когда дети взрослеют, наставляем: "есть нужно в меру", "не пихай в рот всё подряд", приучаем к "здоровому питанию".

В первые годы жизни дети часто слышат от нас: "не крутись под ногами", "не трогай, разобьёшь", "не мешай мне заниматься делом". А лет через десять вдруг решаем, что ребёнок должен участвовать в домашних делах, и начинаем приучать его "помогать родителям".

С учёбой та же ситуация. Сначала "не суй везде свой нос", "вырастешь - поймёшь", "рано тебе ещё это знать", "не суй туда руки - опасно". А позже удивляемся: "что это наш ребёнок ничем не интересуется?" и начинаем впихивать знания в его голову насильно.

Ещё одно распространённое явление. Противопоставление детей друг другу, сравнение одного с другим, фразы: "ты большой, должен уступать", "он маленький, ничего ещё не понимает", и коронное: "будете ссориться - накажу обоих", "как же вы надоели мне оба, не буду вас любить!". Потом смотрим: вражда между родными братьями и сёстрами становится неотъемлемой частью жизни, и начинаем приучать детей любить, уважать друг друга и "жить дружно".

Я знаю, очень трудно отказаться от вбитых нам самим с детства представлений о ращении ребёнка, от запавших глубоко в сознание фраз и правил.
Но можно попробовать. Можно попробовать увидеть в своём ребёнке человека. Такого же, как мы сами, просто очень маленького. Можно в отношении к нему не руководствоваться понятиями о "несмышлёныше" и "чистом листе". Можно вообще выкинуть эту заслушанную, затёртую, заевшую пластинку с названием "Воспитание" и чаще смотреть ребёнку в глаза, искать ответы в них, в мимике, в звуках, в движениях малыша. Чаще представлять себя на его месте, вспоминать свои детские ощущения, радости и переживания. Учиться слушать и слышать, понимать и доверять этим маленьким людям, пришедшим именно к нам и всецело от нас зависящим.
берет

Братья-сёстры

"Хорошо, что нас так много" - сказал сегодня утром Хаим, войдя в дом после того, как помог сестре перенести тяжёлый вазон.
Я спросила: "Почему ты вдруг об этом подумал? Ты представил себе, что могло бы быть как-то иначе?"
Хаим ответил: "Ну, да, бывает только двое или трое детей. И те друг с другом цапаются."

Наблюдая за нашими детьми и их отношением друг к другу, я вижу, какая редкая и очень важная способность человека - ценить момент, в котором находишься и радоваться тому, что имеешь. Сейчас ценить, а не потом ностальгировать, что вот раньше, когда я был ребёнком..., когда я был молодым..., когда все ещё были живы...

И ещё я думаю о том, что, и правда, это прекраснейший дар судьбы - много братьев и сестёр.
Много родных и близких людей, идущих по жизни от самого начала до самого конца. Это неиссякаемый источник безусловной любви, силы, поддержки и приятия. Это понимание с полуслова, с полувзгляда. Это стойкое чувство какого-то высшего единства, берущее начало в общем родительском источнике и общем детстве.
Это едино_кровность, едино_утробность, схожие черты лица и общий язык символов.
Это нечто большое и незыблемое, что объединяет, связывает и одновременно даёт возможность каждому быть самим собой, идти своим путём.
Это целый мир, уходящий корнями в общее прошлое, широко раскидывающий крону настоящего и тянущийся ветвями в будущее.
Вот что такое родные братья и сёстры.
берет

О выборах

Нашла интересный документ - Дело Черниговского губернского правления о выборах старосты 2-й молитвенной еврейской школы (синагоги) города Новгород-Северского.
Происходило это в феврале 1894 года.
Кандидат был один - Нохим Лейбович Шур.

В это время в Новгород-Северском жила семья моего прадедушки Моше. Ему самому было 3 года, а в выборах принимал участие его отец - Самуил Лейбович Полыновский.
Его имя стоит 6-м в списке.

Перед голосованием все участники, под руководством общественного раввина М.Гордона, принесли присягу и подписались под "Клятвенным обещанием".
В деле приводится его перевод на русский язык: "Я, нижепоименнованный, обещаю и клянусь Господом Богом (в еврейском тексте А-й), Богом Израилевым, с чистым сердцем, и не по иному скрытому во мне смыслу, а по смыслу и видению, приводящему меня к присяге, в том, что хочу и должен при надлежащем выборе в должность старосты молитвенной школы, по чистой моей совести и чести, без пристрастия и собственной корысти, устраняя вражду и семя родства и дружбы, избрать из моих собратий таких, которых, по качеству ума и совести их, нахожу способнейшими и достойнейшими и от которых надеюсь, что они в возложенных на них должностях окажут себя ревностными в службе Императорского Величества и попечительными о пользе общественной. ...... Аминь."

Всего подписались 49 человек, большинство из них русской грамотой не владели, и за них подписался мой пра-прадед Самуил Полыновский.

Дальше приложен "Баллатировочный лист" с именем избранного и число голосов "за" и "против". И к нему опять подписи всех участников голосования. И опять моему пра-прадеду Самуилу пришлось потрудиться: написать имя и фамилию каждого и к ним приписку "за неграмотного расписался Самуил Полыновский".

Но на этом история выборов не заканчивается, потому что власти обнаружили, что к присяге были приведены 49 человек, а голосовали 50, поэтому было дано указание провести повторные выборы.

На эти выборы в апреле этого же года мой пра-прадед Самуил не пришёл (не знаю, по какой причине, возможно, его достала эта мышиная возня с присягами царю, и я его очень хорошо понимаю).
За не владеющих русской грамотой на повторных выборах пришлось отдуваться другому еврею, Михелю Рапопорту.

Вообще людей было меньше, причём голосов "за" было практически столько же, а "против" был один. Видимо те, кто не поддерживал этого кандидата, решили не тратить время, понимая, что их голоса всё равно ничего не изменят.

В общем, несмотря на то, что с тех пор прошло 125 лет, нам эта тема близка и понятна : )
берет

О психоанализе

Посмотрели фильм "Опасный метод" по одноимённой книге Кристофера Хэмптона.
Фрейд, Юнг, Сабина Шпильрейн.

Мало смотрю фильмы и ещё реже получаю от них удовольствие. Этот понравился. Думаю, что когда-нибудь захочу пересмотреть. Актёрская игра замечательная.
Некоторые ошибки в описании подходов, возможно, объясняются свободным переводом. Люди, знакомые с психоанализом, мысленно исправят эти огрехи. Не уверена, будет ли этот фильм интересен тем, кто далёк от учения Фрейда.

Снова ожила вера в то, что когда-нибудь я всё же встречу настоящего психоаналитика.
берет

Обходные пути

День начался с небольшого происшествия. В 6 утра, когда я, а за мной наша собака, вышли из дома и двинулись к калитке, за моей спиной раздался шум. Я обернулась и, не успев увидеть, что произошло, лихо грохнулась на тропинку. Это было весело - такой коротенький полёт, как в детстве. И, как в детстве, изморозь, превратившая дощатую дорожку в каток. Пока я летела вниз, собака уже успела подняться, и мы с ней гуськом медленно выдвинулись на улицу.

Нашей с Сашей сегодняшней целью была поездка в центр страны. И, чтобы не попасть, как в прошлый раз, в неприятную ситуацию с многокилометровой дорожной пробкой, созданной доблестными работниками полиции, мы встали затемно и в 6 с копейками отъехали от дома.

За два часа мы легко добрались до Петах-Тиквы. И с пользой провели день. А около пяти двинулись в обратный путь. Движение было довольно хорошим, учитывая час-пик, в северном направлении дороги не были перекрыты ни разу. Но на подъездах к Рош-Пине мы увидели полицейские посты на встречных полосах. Люди в голубом закрыли две полосы из трёх, останавливали машины, просачивающиеся через оставшееся бутылочное горлышко, и заботливо общались с их водителями.

Позже я поймала себя на том, что прокручивала в голове варианты, как могли попавшие в ловушку люди выкрутиться из создавшейся ситуации и избежать наказания.
И тут я вспомнила, как 18 лет назад, когда у нас родился четвёртый ребёнок и нас всех вместе стало шестеро, а мест в машине по-прежнему пять, мы решили задачу по освобождению полицейских от заботы о нашей безопасности. Заметив впереди на обочине полицейскую машину, мы останавливались на достаточном расстоянии от неё, я выходила с младшим ребёнком на руках и шла пешком вдоль дороги. Миновала полицейский пост, вежливо отвечая на недоуменные вопросы "всё ли у меня в порядке?" и "не нужно ли мне помочь?", и, пройдя дальше, садилась обратно в машину. Гулять же у нас не запрещено хоть и в час ночи, хоть и одной с грудным ребёнком вдоль безлюдной дороги.

Я думаю, что может быть в прошлой жизни я была в гетто или в ещё более неприятном месте, потому что есть у меня такая особенность: я очень не люблю попадать в ситуации, выход из которых затруднён. Я чувствую такую ситуацию заранее и стараюсь изобрести несколько вариантов "обходных путей". Большое количество людей, которые сбиваются в кучу и ждут, что кто-то выше них по рангу решит за них проблему, всегда является для меня сигналом тревоги, и мой мозг начинает быстро работать и искать пути решения задачи вне "правил игры".
берет

Зелик и Сося-Хая

В моих генеалогических поисках я открыла для себя целую ветвь предков моего папы по мужской линии.
Во всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года, в документах по местечку Китайгород Винницкой области был обнаружен целый их клан - родители, братья и сестра моего прадеда Хаима.

Старшие братья Хаима к тому времени уже имели свои семьи и жили отдельно.
Но один из них, 30-летний Завель, жил в доме тестя и тёщи. В переписи он значился вдовцом, и были при нём дочка и сын: девятилетняя Сося-Хая и трёхлетний Зелик.

И вот запали мне в душу эти двое: малыш Зелик и его сестричка Сося-Хая... Часто мои мысли возвращались к ним: как они росли там без мамы, выжили ли, как сложилась их жизнь?
Понимаю, что было это уже более 120 лет назад, и много воды с тех пор утекло, но всё не шли у меня из головы эти дети.

Около года назад на генеалогическом форуме "Еврейские корни" познакомилась я с одним молодым человеком, предки которого носили ту же фамилию и жили неподалёку от Китайгорода. А потом и на сайте MyHeritage я увидела, что у моего знакомого и моего дяди есть идентичные участки хромосом. И вот буквально несколько дней назад я говорила с папой этого молодого человека и узнала продолжение истории про Зелика и Сосю-Хаю.

Их папа Завель женился во второй раз, и в этом браке родились ещё двое детей: Шмулик и Ривка. Все четверо выжили во время Первой мировой войны и во время Гражданской, пережили погромы и голод, выросли, обзавелись семьями, родили детей. Их потомки живут в Израиле и в Америке. И всё хорошо.

Только Шмулик, Шмуэль-Лейб ז"ל, погиб под Сталинградом, оставив сиротами годовалого Завеля и его шестилетнего братишку. Но они, не смотря ни на что, выжили, выросли, и я счастлива, что жизнь свела нас вместе. Мы долго говорили по телефону, они рассказывали о себе, о своих родных, о дяде Зелике и о тёте Сосе.
берет

Представлюсь



"Ах, как жаль, что мы знакомы друг с другом! ... Вот было бы интересно нам всем ещё раз познакомиться." (с)

И я хочу ещё раз познакомиться с теми, с кем знакома, и представиться тем, с кем раньше знакома не была : ) И сказать несколько слов о моей семье.

Я - Яна Зиниград. Вообще-то, Зиниград - это Саша, человек, за которого я почти 30 лет назад вышла за_муж.
А до этого я была Яна Полыновская. И жила в Свердловске.
Потом мы со Свердловском расстались и поменяли имена. Он - на старое, девичье, а я - на новое, замужнее.
Вдали от моего города детства я иногда грущу о нём. Может быть он тоже немного скучает по мне.

Саша тоже родился и вырос в Свердловске, а поженились мы в Израиле - в Свердловске синагоги не было.
Из этого факта понятно, что мы оба - евреи. С рождения, по всем ветвям и направлениям.
Из этого факта ничего не понятно, поэтому я дополню. Мы - евреи и живём мы по-еврейски. Так, как жили наши прабабушки и прадедушки и их прабабушки и прадедушки и так далее.

Всевышний вверил нам шестеро детей. Сначала - трёх девочек, а потом - трёх мальчиков. Дора, Мирьям, Эстер, Йосиф, Мойше, Хаим. 26, 24, 21, 18, 16, 13.

У старших девочек есть свои семьи и свои дети.
И мы с Сашей - ещё бабушка и дедушка четырёх внуков, чтоб они были живы и здоровы до 120.

Наши мальчики родились дома и всех наших детей мы растили и растим сами.
И внуки наши тоже рождаются и воспитываются дома.

Когда-то, когда я активно вела свой блог в Живом Журнале "Терем-Теремок", я много рассказывала про нашу жизнь, про нас и наших детей.
Дети выросли и теперь сами решают, как открываться миру и как взаимодействовать с ним, поэтому про детей я сейчас рассказываю редко. Они все разные, все очень талантливые, мыслящие, тонко чувствующие и добрые.

Все дети ценят и любят общение с людьми. Но не для всех приемлем стиль публичного интернет-контакта.
У троих есть свои блоги, у троих, на данный момент, нет.

В Израиле мы с Сашей живём 30 лет. Здесь родились наши дети и здесь похоронены наши бабушки и дедушки. Мы говорим со Всевышним и с окружающими на иврите; с детьми, с родителями и с внуками мы говорим - по-русски.

Четыре года назад, после многочисленных переездов из квартиры в квартиру, из дома в дом по всей стране, мы, наконец, обрели свой дом - на самом севере Израиля на Голанских высотах.

Мы растим плодовый сад, мастерим из дерева, рисуем, пишем, изучаем генеалогию, историю, психологию, философию, шьём, печём хлеб, путешествуем по нашей стране и по миру и занимаемся разными другими любимыми и творческими делами.

Рада познакомиться с вами и хочу сказать большое спасибо всем вам за присутствие, за внимание и понимание!
Будьте, пожалуйста, здоровы и счастливы!